Как получить президентский грант на документальный проект?

Как получить президентский грант на документальный проект?

Что нужно знать кинодокументалистам, решившим участвовать в конкурсе на президентский грант – в интервью ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO c cоветником генерального директора Фонда президентских грантов Владимиром Татариновым

Россия. 13 марта, 2018 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

В 2017 году 37 проектов, связанных с документальным кино, получили президентские гранты. Сейчас идёт первый конкурс президентских грантов 2018 года. Заявки принимаются до 26 марта. Какие проекты документалистов могут претендовать на получение господдержки, могут ли участвовать в конкурсе команды, у которых нет юрлица и что нужно знать, чтобы увеличить свои шансы на победу – в интервью ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO c cоветником генерального директора Фонда президентских грантов Владимиром Татариновым.


Вступительное слово главного редактора ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO Дарьи Бурлаковой:

circle Дарья Бурлакова

Где взять деньги? Это по-настоящему больной вопрос для документального кино. Достаточно посмотреть проект приказа Министерства культуры, в котором прописаны предельные суммы для кинопроектов. На создание полнометражного неигрового фильма отводится не более 3 млн рублей, в то время как на полнометражные игровые картины предполагается выделять до 70 млн рублей, а субсидия на анимационные произведения может достигать 50 млн рублей. Несмотря на инфляцию ежегодный бюджет, выделяемый государством на документальное кино, не увеличивается.

В такой ситуации документалистам важно использовать все возможности для финансирования своих проектов. Но, чтобы их использовать, о них надо как минимум знать. А о получении средств через Фонд-оператор президентских грантов по развитию гражданского общества знают далеко не все. Выяснилось это в том числе на Всероссийском совещании кинодокументалистов, где обсуждались насущные проблемы неигрового кино. Оказалось, далеко не все документалисты знают о возможности получить президентский грант на свой проект, ещё меньше подают заявки, а ещё меньше – побеждают.

Между тем, на финансирование проектов некоммерческих организаций государство планирует ежегодно выделять по 8 млрд рублей с 2018 по 2020 годы. Понятно, что за счёт только президентских грантов всех проблем с финансированием документалистики не решить, однако, чтобы эта возможность использовалась кинодокументалистами чаще и успешнее, мы решили подготовить специальный материал. На этом завершаю своё вступление, чтобы у вас осталось побольше времени на чтение, надо сказать, немаленького интервью. Очень надеемся, этот материал приблизит вас к реализации задуманных проектов и идей.


ВОПРОС: Владимир Алексеевич, сколько грантов на создание документального кино было выделено в 2017 году? И в каких направлениях победили проекты, связанные с созданием и продвижением документального кино?

Владимир ТАТАРИНОВ: Нужно сказать, что было более 200 соискателей, заявителей. Из них 37 победили в наших конкурсах в прошлом году. Общий объём финансирования составил более 86 млн. рублей.

Если говорить о направлениях – они участвовали во всех 12 направлениях, в 10-и из них они победили. Наибольшее количество победителей у нас по исторической памяти – там 15 победителей, 7 победителей в области культуры и искусства, 3 – в области образования, и в остальных – 1-2 победителя. Никто не победил в номинациях «общественная дипломатия» и «охрана здоровья».


ВОПРОС: Какой минимальный и максимальный грант был выделен в 2017 году на реализацию документального проекта?

Владимир ТАТАРИНОВ: Самый маленький грант был на 330 тыс. рублей. И самый большой грант-победитель он, по-моему, у нас был 6,5 млн рублей. Основная масса уложилась до 3 млн рублей.

end poverty (1)


ВОПРОС: Какие конкурсные направления вы считаете наиболее перспективными для проектов по документальному кино в 2018 году, исходя из опыта 2017 года?

Владимир ТАТАРИНОВ: Исходя из опыта, те цифры, которые я сказал, они, конечно, не открывают, где больше победило. Там, где больше победили, там реально было и больше заявок. То есть всё пропорционально примерно складывалось. Дело в том, что фонд ушёл от деления, на какое грантовое направление выделяется сколько денег. Сколько заявок, которые хорошие, понятные и получили баллы соответствующие… У нас баллы [одинаковые] для всех заявок независимо от направления, на которое подавались. Те заявки, которые до 500 тыс. рублей – проходной балл был 60. От 500 тыс. рублей до 3 млн рублей – 65. И свыше 3 млн рублей – сначала был 70 баллов. Потом мы сделали градацию: от 3 до 10 млн – 68 баллов и свыше 10 млн – 70 баллов.

Вот те заявки, которые набирали по своему гранатовому уровню проходной балл, они проходили, независимо от грантового направления. Поэтому у нас по некоторым грантовым направлениям могло быть 17-19 победителей, а по некоторым – более 300. Но для нас это не принципиально. Для нас важно, чтобы заявка была хорошая, чтобы она получила баллы соответствующие. Когда их проверяют эксперты, они не знают, какая заявка победит, из какого региона, по какому грантовому направлению. Они проверяют их строго по методике, и если она [заявка] соответствует всем требованиям положения, соответствует критериям оценки, если всё ты правильно подготовил, на какую бы номинацию ни подал свою заявку, ты всё равно станешь победителем.

Конкурсные направления, по которым в 2017 году выделены гранты на проекты,
связанные с документальным кино

Направление Количество проектов-победителей Суммы грантов (млн рублей)
Сохранение исторической памяти 15 37,1
Поддержка проектов в области культуры и искусства 7 17,7
Поддержка молодёжных проектов 1 5,5
Поддержка проектов в области науки, образования, просвещения 3 5,2
Социальное обслуживание, социальная поддержка и защита граждан 2 4,9
Защита прав и свобод человека и гражданина 1 3,5
Охрана окружающей среды и защита животных 2 3,2
Укрепление межнационального и межрелигиозного согласия 2 3,2
Поддержка молодёжных проектов, реализация которых охватывает виды деятельности, предусмотренные ст.31.1 Закона о некоммерческих организациях 2 2,8
Развитие институтов гражданского общества 2 1,2
Охрана здоровья граждан и пропаганда здорового образа жизни 0 0
Развитие общественной дипломатии и поддержка соотечественников 0 0
Общий итог 37 84,67

ВОПРОС: То есть документалистам, которые хотят принять участие в конкурсе на получение президентского гранта, можно посоветовать выбирать темы фильмов в соответствии с грантовыми направлениями? Какие ещё рекомендации можно им дать?

Владимир ТАТАРИНОВ: Дело в том, что освещение деятельности по любому из грантовых направлений предусматривается нашим положением, и если документальное кино вы делаете в области защиты прав детей, либо защиты женщин, и выбрали грантовое направление «Защита прав», в другом направлении пошли, где не выиграли – «Охрана здоровья и здоровый образ жизни» – и вы рассказываете о том, что делается в этом направлении, какие-то интересные модели взяли… Очень хорошо, когда вы работаете в документальном кино с конкретными организациями, которые осуществляют свою деятельность. И вы подсвечиваете их деятельность хорошую, и сами создаете как раз кино о том, в чём нуждается конкретная целевая группа, что для неё делается. И тогда, конечно, всё ясно и понятно, у вас партнёр понятный и нет проблем с победой, потому что всё прописано и понятно, что вы собираетесь делать.

Как правило те, кто побеждают в этих номинациях работают с некоммерческими организациями-заявителями, успешными организациями, которые делают реальные проекты и почему не победить. Я сейчас провожу очень много семинаров, встречаюсь с нашими победителями в том числе, смотрю их проекты и вижу очаровательные просто, добрые проекты… Я был в Кирове, и там работают с детьми от 2 до 5 лет, ставят их на доску, на лыжах учат кататься. Казалось бы, два и пять лет! Они прекрасно катаются на доске в итоге. Довольны родители, довольны дети, они проводят время на свежем воздухе и, возможно, среди них уже есть будущие олимпийские чемпионы, которых может мы увидим может нет, но страна увидит однозначно. Если об этом будет документальное кино в области развития детского спорта, пожалуйста, заявляйтесь. Либо вы заявляетесь в области молодёжных проектов и снимаете фильмы о молодёжи, о проектах молодёжных, то же касается исторической памяти, это же – вопросы области культуры непосредственно. Будут фильмы касаться либо библиотечного дела, либо они будут рассказывать о проведении различных культурных мероприятий наших, этнических. Либо это будет в области межнациональных отношений, либо в той же общественной дипломатии. Важно чтобы были суть, содержание, конкретная цель понятная, конкретные задачи, мероприятия, которые понятны эксперту, всё прописано в бюджете, отражено, так, как требуют методические рекомендации. Вы можете выиграть в любой номинации.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Фото: Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Фото: Alik Sandor

Те, кто собираются снимать документальные фильмы, должны понять, о чём оно будет и податься либо по грантовому направлению, либо в тематике себя найти. Если немножко перепутает заявитель – некритично. У нас единый фонд, мы всё равно будем оценивать по методике, как он подготовлен. И здесь очень важно показать профессионализм участников команды. Вам (Имеются в виду кинодокументалисты, потенциальные заявители – Прим. ред.) гораздо проще, потому что когда вы снимаете кино, у вас должны быть профессионалы, готовые его создать. Если идёт работа у других заявителей, например, юридическая защита прав – там должен быть юрист в команде, и если его нет – это грубая ошибка. У вас грубой ошибкой будет, если нет профессионалов, которые могут снять конкретный фильм. Снимать вы всё равно будете по определённой тематике кого-то, я так понимаю, конкретных лиц. У вас должны быть сценаристы, у вас должны быть режиссёры, у вас должны быть операторы опытные для съёмок фильма – это по какому бы грантовому направлению вы ни выбрали… В этом году будет 13-ти грантовых направлений, но в 13-ое однозначно идти не надо, там совершенно другое. Там организуют конкурс для одарённых детей и молодёжи с участием очень опытных заслуженных деятелей культуры. Цель – выявить таланты, дать им грант на обучение, на стажировку при необходимости, дабы этот талант развить.


ВОПРОС: На Всероссийском совещании документалистов, которое прошло в январе в Госфильмофонде, обсуждалась в том числе необходимость восстановления кинохроники в России. Звучала инициатива создать специальное направление в президентских грантах – «Кинохроника». Может ли это направление быть предусмотрено в этом году? И нужно ли это, на ваш взгляд?

Владимир ТАТАРИНОВ: В этом году она не может быть предусмотрена, вышло распоряжение президента 19 числа которым определены 13 грантовых направлений. Всё. Распоряжение есть, оно исполняется нами сейчас. Конкурс объявлен, никто не может отменить распоряжение в ходе конкурса, и начать конкурс по-новой. Очень часто у нас стараются придумать что-то. Давайте велосипед назвать по-другому. Он есть, он ездит. А давайте не велосипед, а лисапед назовём его. Вот нам так нравится, так раньше на Руси говорили, давайте назовём, и он будет ехать не велосипедом, а лисапедом. Ну, наверно, будет интересно кому-то. Интересное такое название, которое где-то сохраняется как наречие. Смысл изменится? Нет. По всем 12 грантовым направлениях участвовали-подавали. В каких направлениях можно это [кинохронику] отразить? Я сразу могу сказать – в направлении «культура» и в направлении «историческая память». Это входит и находит отражение. Это одна из тем документалистики. Она не охватывает всю документалистику – одна узкая тема. Можно её отражать в этих двух грантовых направлениях? Абсолютно можно. И для этого не нужно новое название. Тематика эта там представлена. Просто кому-то хочется назвать по-другому. И для этого пытаться заново создать то, что ездит и работает, нет необходимости.

Тот, кто говорит об этом, как правило, люди, которые не заходили на сайт, не смотрели положение, не открывали 12 грантовых направлений и не смотрели темы. Если бы они посмотрели темы, они нашли бы ответ на свой вопрос.

Я не вижу данного направление как отдельной тематики. Просто как человек скажу. Если скажет руководитель, он может высказать свою позицию, сказать: «Давайте сделаем». Но будет масло масляное, потому что тематика такая есть. На неё можно спокойно подаваться, не надо искать чего-то другого, чего-то придумывать. Если мы сделаем это грантовое направление, оно не будет направлением. И условно, сейчас могут податься 200, подадутся те же 200. Но на эту узкую тему ровно столько, сколько подавалось, столько и податся. Столько же и выиграют. Оценивать будут те же самые эксперты. Что нового, скажите мне? Если будет всё то же самое – те же самые эксперты, рассматривать будет тот же объединённый экспертный совет, рассматривать дальше и утверждать будет тот же координационный комитет. Объявление новой темы что сделает? Ничего не сделает. Вопрос – что мешает сейчас участвовать в конкурсе и подать заявку, чтобы она победила? Ответ – ничего не мешает.


ВОПРОС: Тогда давайте поговорим о практической стороне подачи заявок, которую знают не все кинодокументалисты и популяризаторы неигрового кино. Может ли документалист участвовать в конкурсе президентских грантов лично, то есть как физическое лицо?

Владимир ТАТАРИНОВ: Фонд работает согласно положению и согласно распоряжению президента. В распоряжении президента сказано чётко, что гранты выдаются только юридическим лицам – некоммерческим организациям. Точно также определено, кто не может быть участником – чётко было указано с самого начала создания, что не могут участвовать некоммерческие организации, учредителями которых являются органы власти любого уровня (федеральные, региональные и органы местного самоуправления соответственно). Полный перечень есть… Общественно-государственные организации, то есть ДОСААФ, общество «Знание», они с этого момента тоже не могут принимать участие в конкурсе. Только некоммерческие организации, только зарегистрированные юрлица.

Если раньше нужно было, чтобы организации исполнился год на момент подачи заявки, сейчас мы дали возможность молодым организациям участвовать, но грант, – средства, которые они запрашивают, – не может превышать 500 тыс. рублей. Если вам исполняется шесть месяцев на момент подачи заявки, то грант ограничен 500 тысячами. И далее. Не могут они участвовать по номинации «Развитие институтов гражданского общества», потому что там организации, которые обучают, они должны иметь как минимум опыт, чтобы эксперт мог посмотреть, что действительно у организации есть опыт обучать других прежде, чем становиться получателем гранта президента Российской Федерации. Это требование к организации. Если общественная организация работает без регистрации, она тоже не может участвовать, ей надо зарегистрироваться и хотя бы шесть месяцев, чтобы ей было на последнюю дату подачи заявки.


ВОПРОС: Если у творческой команды нет своей некоммерческой организации, но есть дружественная непрофильная НКО, могут ли документалисты договориться с руководством этой организации, чтобы она выступила заявителем?

Владимир ТАТАРИНОВ: Если у творческой группы нет своей организации и они хотят прийти на конкурс, – а прийти они могут как юридическое лицо, – бывают такие случаи, когда они пользуются дружеским отношения с некоммерческой организацией. И приходят на конкурс не они, а некоммерческая организация, а они записаны как команда проекта. Есть риски. Сразу скажу, должен сначала сказать о рисках, чтобы не было, что я рассказал, как можно красиво прийти, но закончится всё фатально. Какие риски? Это должна быть организация чистая, которая не запятнала себя неприятными каким-то вещами, связанными с налогами, криминальными вопросами, которая не была раньше получателем грантов и не попала в чёрный список, потому что вела себя некорректно. С такой командой, которая где-то либо в секторе получения грантов и субсидий себя замарала, либо в налоговых каких-то вопросах была нечистоплотна, придя туда, вы эту грязь перетащите на себя, потому что вы станете командой проекта в нечистоплотной организации. И на вас будут смотреть через призму не очень чистоплотных людей. Это риск первый.

Риск второй, который возникает, когда команда приходит с идеей в конкретную организацию – они подаются на конкурс, выигрывают, а потом – как в мультике «эта корова нужна самому». Всё хорошо, деньги выиграли, и вдруг организация думает – «да сниму и без них, я по-другому распоряжусь деньгами, здесь так сделаю, а здесь поставлю условия немножко другие». И у команды – либо работать на условиях новых, предъявленных руководителем организации… Потому что мы подписывать договор будем с руководителем организации, а не с командой проекта, мы не можем ему запретить кого-то принимать на работу, кого-то не принимать – это его право по закону самому распоряжаться договорами. Если конфликт возник, тоже сразу скажу, мы будем пристально отслеживать деятельность этой организации и можем приостановить выплату средств и вообще расторгнуть договор. Но не по заявлению команды, что их не взяли к себе, а по факту действий организации.

Поэтому нужно быть уверенным в чистоте организации, быть уверенным, что это порядочный руководитель, который не откажется от исполнения гранта, от реализации проекта именно так, как он был задуман с этой командой. Если это всё соблюдено, можно подаваться на конкурс. При этом (хочу, чтобы сразу понимали) у нас 10 критериев, среди которых – профессионализм команды по заявленному направлению и опыт организации. У данной организации вряд ли будет опыт создания фильмов и получить высокий балл будет проблемно. Единственное, что может смягчить эту ситуацию, если вы заявитесь именно по тому грантовому направлению, где работает организация. Условно, если вы заявились по защите прав – то это правозащитная организация, которая будет вместе с вами снимать по данной тематике фильм. Тогда у неё есть опыт этой работы, и мы указываем, что приглашаем специалистов для съёмок, а сутью будет текущая работа, например, по защите прав детей-сирот или женщин, пострадавших от насилия. Ну, наверное, в этом случае и опыт будет учтён, и профессионализм команды, тогда всё срастётся и выиграть будет легче. Если эти моменты вместе сложатся, и хорошо будет прописан бюджет, я считаю, это ключ к успеху. А так я уже сказал, что от момента создания организации до участия в конкурсе – шесть месяцев. И если не получается найти, надо создавать свою, например, автономную некоммерческую организацию этой инициативной группе. Они сами будут распоряжаться деньгами, они сами будут создавать свою историю, начать с чего-то небольшого до 500 тыс., зарекомендовать себя как обязательные хорошие получатели и исполнители и начать писать свою историю красивыми буквами на чистом листе. И идти по этому направлению.


ВОПРОС: Может ли одна организация подать несколько заявок на один конкурс? Расскажите подробнее о том, сколько заявок вообще можно подать на конкурс?

Владимир ТАТАРИНОВ: Подача заявок у нас не ограничена. Можно подать на каждое из грантовых направлений – у нас их 13 в этом году – можно подать максимально 13 заявок: по одной на каждое грантовое направление. Независимо от того, сколько из этих заявок будут признаны победителями, наберут проходной балл, итоговым победителем конкурса, заявкой, победившей и получившей грант, будет признана одна из 13. Один конкурс – один грант. Несмотря на то, что наберут проходной балл все 13, победителем будет признана одна. До заседания координационного комитета заявитель должен принять решение, какой из этих проектов он будет реализовывать. И именно этот проект мы признаем победителем. Он будет представлен на координационный комитет, остальные – просто участвовали, хотя и набрали проходной балл. Максимум по году можно получить два гранта – один в одном конкурсе, второй во втором конкурсе. Для чего подают несколько заявок – какие-то слабее, какие-то посильнее, человек хочет попробовать, где лучше получится.

Из опыта – четыре заявки у заявителя побеждали, и самое интересное, что он выбрал заявку не с самой высокой суммой. Ему был интересен для реализации совершенно другой проект, хотя казалось бы выберет там, где сумма больше, нет. Нам тоже было интересно, какую из заявок выберет, там было видно – какая по профилю и какая просто. Человек решил попробовать. Потом он подаёт заявку, победившую в первом конкурсе, но не получившую грант, во второй конкурсе. Она тоже может стать победителем и получить второй грант, такое вполне возможно.


ВОПРОС: А если поподробнее – какие условия существуют для тех, кто уже выиграл в первом конкурсе, но хочет участвовать с проектом и во втором?

Владимир ТАТАРИНОВ: Либо проект является продолжением первого, но нет периодов, когда он идёт внахлест и когда задваиваются суммы – на оператора и прочих лиц проекта. Второе – если команда проекта есть, лица команды проекта второго конкурса не должны получать… здесь на 100% заняты и там. Если их занятость небольшая, 30-50 %, и такая же во втором конкурсе – это допускается. Но если 100% они получают зарплату в первом конкурсе, и во втором эта же команда проекта и опять запланирована зарплата им, эксперты такой проект не поддержат. Эксперты видят, что эта команду победила уже в первом конкурсе, информация есть такая у них, и они смотрят команду на команду, смотрят зарплату, чтобы не было задвоения. Также задвоения не должно быть по аренде и по всем остальным средствам, которые вы получили. Это средства из федерального бюджета, задвоение их не допускается. Это обязательное условие. И, конечно, если видим повторение мероприятий – тоже эксперты не поддержат.


ВОПРОС: При подачи заявки на субсидию Министерства культуры документалисты предоставляют письма от телеканалов, кинопрокатных организаций, которые подтверждают интерес к проекту. Нужно ли предоставлять такие же документы, которые гарантируют, что проект востребован и дойдёт до широкой аудитории, заявляясь на президентский грант?

Владимир ТАТАРИНОВ: Сразу скажу, такую справку мы не требуем, но мы должны понимать, что социальный эффект не от того, что вы создали фильм, чтобы положить на полку, а для того, что он должен быть востребован какой-то конкретной аудиторией. И, естественно, нам нужны письма поддержки, которые гарантируют, что этот фильм нужен, и он где-то будет показываться. Я понимаю, как тяжело выйти на экраны очень многим. Но если фильм касается тематики какого-то социального направления – когда он рассказывает о конкретных делах, о конкретной целевой группе, некоммерческом секторе, где это происходит, некоммерческой организации – это важно для этого сектора, это важно для целевой группы. И если даже он потом будет в Youtube выкладываться, наверняка, его посмотрят. Наверняка, будет интересно, если он направлен на целевую группу некоммерческого сектора, он будет важен, конечно, многим нашим заявителями и даже не заявителям, а тем, кто работает в этом секторе – как это происходит, как реализуется. Он важен и детям, и особенно родителям, что это есть, какие результаты, где можно получить такую услугу. Это очень важно.

Если это просто кинохроника о чём-то, важно понять, кому нужна эта кинохроника, кроме тех, кто её делает. Если это только самореализация заявителей, ну эксперты будут рассматривать, насколько самореализация двух-трёх лиц важна для поддержки президентскими грантами.

Потому что мы, не забываем, направлены на поддержку социальных проектов, на развитие гражданского общества. Поэтому надо показать актуальность проекта и социальную значимость. Это первый критерий вообще при оценке. Если вы не сможете доказать, что это важно и подтвердить чем-то – вы не сможете получить высокую оценку. Нужно доказать в обосновании социальной значимость, что это нужно. Чем доказывается? Либо это социологическое исследование, где говорят, что это необходимо и востребовано. Нас будет интересовать, как вы собираетесь эту информацию донести до целевой группы, которой этой нужно. Если у вас есть соглашение с телерадиокомпаниями, которые покажут – это хорошо, замечательно просто. Очень трудно пройти на каналы, тогда вы говорите – у нас есть востребованность у социального сектора, вот письма, они готовы разместить на своих сайтах, они готовы ссылки на Youtube размещать у себя, потому что сектору это действительно нужно, нужно нашим благополучателям. Вот мы делаем топорно на своем уровне примитивные фильмы и это уже востребовано, а если сделаем хорошее – это будет воспринято, это нужно обществу. Этого будет достаточно. Справки мы не просим. Вообще просим только один обязательный документ – это устав организации, заверенный Минюстом или регистрирующим органом, который отсканирован и формате .pdf приложен. Один обязательный документ. Остальные документы говорят о том, что заявитель не просто придумал проект, что есть лица, который готовы его поддержать, партнёры – это либо юридические лица, либо физические лица, либо органы власти, либо СМИ, которые говорят о нужности этого проекта, значимости тематики, это оценивают эксперты. Именно это даёт основу получить высокий балл и поддержку проекта в целом.


ВОПРОС: Зачастую, получая субсидию от того же Министерства культуры, документалисты могут снять фильм, но не получают денег на его продвижение. Можно ли включить в заявку концепцию продвижения документального фильма, организацию дискуссионных показов и т.д.?

Владимир ТАТАРИНОВ: На это средства просить можно, но они должны быть разумными. Если у нас закладывают, – такое есть, и неприемлемо экспертами, – когда закладывают, что мы проплачиваем Первому каналу (мы понимаем, какая это сумма) или мы проплачиваем крупным газетам. «Российской газете» мы заплатим, она распространяется на всю страну, и по количеству экземпляров получим, сколько человек прочитало. Ну, во-первых, не факт, что все прочитали вашу статью в этой газете. И не факт, что та целевая группа её прочитала. То есть должны быть соразмерны средства, они должны показывать, что мы продвигаем для той целевой аудитории, в том секторе, где они находятся. Это небольшие средства, но они нужны – если вы собираете некоммерческий сектор, либо именно там собираются представители социальной группы и мы там показываем это документальное кино. Но не очень приятно, когда – «мы соберем этот фильм, а дальше заставим школы пригнать туда учеников, заставим интернаты престарелых смотреть на презентации показы некоммерческий сектор – либо именно там собираются представители социальной группы, но не очень приятно мы создадим фильм, а дальше мы заставим школы пригнать туда учеников, мы заставим интернаты престарелых смотреть именно это, иначе другого ничего не покажем», – наверное, это не то распространение и не тот выбран вариант развития.

Если уже сейчас есть те, кто может распространять, если нужны затраты на то, чтобы разместить – пожалуйста, но они должны быть соразмерными. У нас часто затраты на продвижение фильма начинают уходить больше, чем гранты. Это не будет поддержано экспертами.


ВОПРОС: Среди 10 критериев оценки проекта есть наличие собственных средств. Что этот критерий предполагает и что можно представить в проекте в качестве собственных ресурсов?

Владимир ТАТАРИНОВ: Самая высокая оценка 9-10 баллов даётся при условии, более 50% софинансирования. Это необходимое условие для максимальной оценки. Второе условие – что будет дальше с проектом, как он будет развиваться, что вы дальше планируете получить от этого проекта и на какие средства. То есть эта тематика должна быть прописана, чтобы получить самую высокую оценку. Более того, даже средняя оценка 6-8 баллов – это когда более 25% собственных средств. Вообще если вы хотите получить оценку, скажем, выше трёх баллов, нужно больше 10% собственных средств. Важно, чтобы собственные средства были показаны.

Я бы рекомендовал тем, кто соберётся подавать проект, во-первых, прочитать инструкцию по заполнению заявки, прочитать инструкцию по подготовке бюджета и обязательно посмотреть видео, где разбираются все ошибки тех, кто не победил в конкурсе. И там есть очень много касающегося бюджета и документов прилагаемых. Это нужно посмотреть. Тогда меньше будет вопросов – как же всё-таки победить.

Собственные средства надо показывать обоснованно, чтобы это было доказуемо. Не обязательно это должны быть наличные средства, которые на счёте. Это может быть и оборудование от партнёров проекта либо привлечённое к проекту собственное, это работа волонтёров, которые будут работать в данном проекте и смогут софинансировать проект. Вот это всё мы учитываем и принимаем. Но суммы должны быть обоснованы, они должны быть рыночными – любое завышение собственных средств снизит оценку, как и завышение запрашиваемых. У нас нужно просить средств ровно столько, чтоб они обеспечивали реализацию проекта вместе с вашими средствами. Полная стоимость бюджета обеспечивает выполнение всех мероприятий, и дальше уже расшифровывается в бюджете – что будет собственных средства, что запрашиваемые. Вот из этого вообще формируется бюджет всего проекта. Но наличие собственных средств обязательно. Ноль собственных средств – ноль в оценке по критерию «собственные средства». Это будет на других критериях. Где логическая связь? Мы не понимаем, как собираются без собственных вложений, без команды собственной, без волонтёров реализовывать проект. Только на средства гранта? Это неустойчивость проекта.

Интервью: Daria Burlakova
Фото- и видеоматериалы: Alik Sandor


Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO указаны в разделе РЕДАКЦИЯ.



Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях и делитесь понравившимися материалами:
ФэйсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.
Подписывайтесь на Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Если Вы нашли опечатку или считаете, что в тексте допущена фактическая ошибка, – пожалуйста, сообщите об этом в редакцию: mail@realistfilm.info.


Будьте с нами в социальных сетях:
ФейсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.

А также Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Распространение и использование материалов приветствуются.

Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO – в разделе РЕДАКЦИЯ.



Похожие новости

Людмила Алексеева о Московской Хельсинкской группе: «Никаких политических целей у нас не было, это было этическое движение. Мы хотели прожить свою жизнь достойно»

Франция, Париж – Россия, Москва. 12 декабря 2015 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. 12 декабря 2015 года в парижском Институте политических исследований на

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO обжаловало решение Мосгорсуда

Россия, Москва. 25 октября, 2017 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO.

Документальная программа. Сентябрь, 2017

Cамые интересные документальные события наступившего месяца – в ежемесячной подборке ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO