Иван Твердовский: “Сокращая нам бюджет, Минкульт заведомо ухудшает фильмы”

Иван Твердовский: “Сокращая нам бюджет, Минкульт заведомо ухудшает фильмы”

Россия. 18 октября, 2019 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

1-6 октября в Екатеринбурге в 30 раз прошёл открытый фестиваль документального кино “Россия”. Накануне киносмотра “Проект 123/19” собрал мнения участников российской киноиндустрии.

О статусе профессии кинодокументалиста в советские годы, о проблеме отсутствия контроля за тем, какие фильмы снимаются за счёт госбюджета, о разнообразии документального кино – в интервью с режиссёром и продюсером неигрового кино Иваном Твердовским.


О ТОМ, КАК БЫЛО

В советское время государство понимало, что такое документальное кино: оно его поддерживало, оно его пестовало, оно ему помогало и так далее. Раньше у человека из ЦСДФ (Центральная студия документальных фильмов – Прим. IA_RFI) была корочка, он приезжал и показывал её, это означало: всем органам власти, всем, оказывать ему помощь – и попробуй не окажи!

Режиссёры приезжали куда-нибудь в глубинку: в райкоме партии по струночке стояли перед ними. Они понимали, что большой человек появился. То есть было уважение хотя бы к производителям. Сейчас нет никакого уважения к производителям.

Раньше были, если вы помните, киноуниверситеты, которые ездили по клубам, по институтам. Когда я учился в МАИ, у нас был киноуниверситет: приезжали специалисты из Госфильмофонда, объясняли нам, что такое кино, и про документальное кино в том числе рассказывали.

Говорят, был бум… У нас в Москве было 3-4 кинотеатра документального фильма! Я несколько раз в такие заходил, но там люди либо пережидали дождь, либо целовались, либо заходили втихую пивка попить – 5 копеек билет стоит, сел на заднем ряду и спокойно пей пиво, никто тебе не помешает. Сказать, что был бум… были отдельные фильмы: “Легко ли быть молодым” (реж. Юрис Подниекс – Прим. IA_RFI), тот же “Обыкновенный фашизм” (реж. Михаил Ромм – Прим. IA_RF), которые собирали залы. Но это отдельные случаи, такой социальный всплеск. 

О ПРОИЗВОДСТВЕ НЕИГРОВЫХ ФИЛЬМОВ СЕЙЧАС

Реально Минкульт в среднем в год финансирует фильмов 200-250, а были времена, он финансировал 300-400 документальных фильмов. Финансируют сейчас 200-250 фильмов. Из них вы что-то услышите максимум о 30-ти, а увидите вы максимум 15. Получается замкнутый круг. При этом министерство говорит – “вы же делаете плохое кино, если только 15, даже 50 фильмов посмотрели из 250, мы вам будем сокращать бюджет”.

Сокращая нам бюджет, Минкульт заведомо ухудшает фильмы. Человек, с которым я непосредственно тесно работаю, Андрей Осипов, он, если начал работать, плохое кино не сделает. Я говорю: “Андрюш, давай быстрей, меньше времени на монтаж…”. Он отвечает: “А как же я потом там подпись буду ставить?”. То есть он за имя отвечает. Я тоже за имя стараюсь отвечать. Поэтому мы тратим много и сил, и финансов. А есть люди “средней руки”: сегодня он сделал хорошее кино, его там где-то отметили, а завтра у него не получилось и послезавтра не получилось, потом опять где-то что-то. Они будут думать: “Ёлки-палки! Мне надо же жить на что-то?”. Поэтому они будут этот маленький бюджет ещё больше дробить.

Есть часть студий, которые мы вообще не знаем, кто это, что они делают, – все их фильмы в Красногорске лежат (имеется в виду Российский государственный архив кинофотодокументов – Прим. IA_RFI). Но это ужас, что там лежит…

Мне показали один замечательный фильм. Начинается он чёрным полем, идёт заставка “Министерство культуры России представляет”, название фильма, чёрное поле и текст. Поверх текста идёт его начитка. Это идёт минут пять, потом появляется фотография, вторая, потом опять чёрное поле, пошёл текст… Вот такое кино!

Есть фильмы, где кто-то так же, как мы с вами, разговаривает. Вы можете спокойно сделать документальное кино про меня и подать заявку на “Откровение Ивана Твердовского”. Вам её утвердят, и вы получите 2 млн рублей. Потом то, что я наговорил, перебивками или, может, фотографиями какими дополнить – всё, кино готово. Таких фильмов много. Это никому не надо, это, естественно, никто не увидит, но вроде отчитались. Потому что нет как таковой приёмки. Раньше были приёмки двух видов. Первый – на студии: студия документальных фильмов ставила печать о том, что редколлегия и редакционный совет утвердили фильм. Им показывали черновые варианты, они указывали режиссёру на недостатки, и он должен был их исправить. Второй – при самом Министерстве культуры. Там был редакторский отдел, который проверял, смотрел фильмы. Им присваивали определенную категорию. был отбор – мышь не проскочет! А сейчас делай, что хочешь: тебя никто не проверит, за руку держать не будет. Проскочить можно.

О ДОКУМЕНТАЛЬНОМ КИНО

Вообще-то, документальное кино – это, извините меня, Дзига Вертов. он входит в пятёрку величайших режиссёров мира. Вот вы заходите в музей кино в Лос-Анджелесе – там висят пять портретов основателей кино, там висит Дзига Вертов. Не Эйзенштейн, а Дзига Вертов. Первое кино “Выход рабочих с фабрики”, “Прибытие поезда” – это какое кино, игровое? Нет, документальное. Первый “Оскар” в нашей стране какой? Дальше ещё можно продолжать… На наших каналах документальное кино – это некий изгой, несъедаемая продукция, скажем так. Все говорят, что центральные каналы рассчитаны на домохозяек, на женщин бальзаковского и постбальзаковского возраста, которые сидят круглосуточно дома, и надо работать на них. Если показывать им какое-то серьёзное документальное кино… Хотя среди женщин бальзаковского возраста есть и неглупые, но их очень мало. 

Основная масса – это такие обременённые (я не хочу сказать “глупые”!) бытом, заботами женщины. Им хочется расслабиться, хочется отдохнуть и развлечься. Есть кино, которое смотрят мозгом, есть – которое смотрят душой.

Есть кино социальное. Я не говорю, что оно не нужно, но у нас сейчас в основном считают, что “документальное кино должно отражать…”. Почему оно должно отражать? Почему у нас игровое не отражает, а документальное должно отражать?

Давайте скажем, чтобы балет социальным был или опера была социальная: пускай они поют или танцуют про сегодняшний день. Должно быть кино, которое бередит человека. А научно-популярное кино вы куда денете? Много разных документальных фильмов, поэтому тщательнее надо быть товарищам, роняющим небрежное “документалка”.

Интересные факты:
документальные фильмы знаменитых российских режиссёров

🎬 “Так жить нельзя” – заявил с экрана в 1990-ом году Станислав Говорухин. Документальная лента классика отечественного игрового кино шокировала зрителей и забрала сразу 3 статуэтки кинопремии “Ника” за лучший фильм, сценарную и режиссёрскую работу. Нищета, безработица, опустевшие деревни, бесконечные очереди за водкой, коррупция и зверские убийства впервые жители перестроечной России увидели страну и собственную жизнь без прикрас и флёра пропаганды. Картина открыла публицистическую кинотрилогию Говорухина: позже вышли работы “Россия, которую мы потеряли” и “Великая криминальная революция”.

🎬 Ещё один мэтр отечественного кинематографа Александр Сокуров снял больше трёх десятков документальных фильмов. В их числе – ленты, посвященные Дмитрию Шостаковичу, Александру Солженицыну, Галине Вишневской и Мстиславу Ростроповичу. Одна из самых знаменитых работ режиссёра “Франкофония”, вышедшая на экраны в 2015 году. Картина номинировалась на “Золотого льва” 72 Венецианского кинофестиваля и там же была признана “лучшим европейским фильмом” по версии Федерации кинокритиков Европы и Средиземноморья. Лента, снятая при участии Франции, Голландии и Германии, рассказывает историю спасения коллекций Лувра во время фашистской оккупации.

🎬 Главная дива российского арт-хауса Рената Литвинова свою режиссёрскую карьеру начинала с неигрового кино. Её дебютная картина “Нет смерти для меня”, выпущенная в 2000 году, получила кинопремию “Лавровая ветвь” в номинации “Лучший документальный телефильм”. О красоте и таланте, славе и одиночестве, любви и забвении Литвинова поговорила в кадре с легендарными актрисами советской эпохи – Татьяной Окуневской, Лидией Смирновой, Верой Васильевой, Татьяной Самойловой и Нонной Мордюковой. Для Нонны Викторовны этот фильм стал последним в жизни.


Если Вы нашли опечатку или считаете, что в тексте допущена фактическая ошибка, – пожалуйста, сообщите об этом в редакцию: mail@realistfilm.info.


Будьте с нами в социальных сетях:
ФейсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.

А также Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Распространение и использование материалов приветствуются.

Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO – в разделе РЕДАКЦИЯ.