Ольга Любимова: «Конкурс существует, чтобы отобрать самое лучшее и проредить грядку с бездельниками и жуликами»

Ольга Любимова: «Конкурс существует, чтобы отобрать самое лучшее и проредить грядку с бездельниками и жуликами»

Интервью с директором департамента кинематографии Минкультуры РФ Ольгой Любимовой о конкурсе на получении субсидии для неигровых фильмов

Россия, Москва. 9 августа, 2018 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

В Министерстве культуры России подводят итоги конкурса неигровых проектов в категории «Спецпроекты». Победители будут выбраны из 26 проектов, дошедших до финала конкурса, – питчинга, где авторы очно защищали свои идеи перед перед экспертным советом. Защита состоялась 23 июля, мероприятие провела непосредственно директор департамента кинематографии Минкультуры Ольга Любимова. 

В преддверии результатов конкурса Ольга Любимова рассказала ИНФОРМАЦИОННОМУ АГЕНТСТВУ REALISTFILM.INFO о критериях, по которым будут выбираться победители, о том, какие проекты никогда не получат поддержку от Минкультуры и о том, какие заявки на субсидию вызвали возмущение.


Елизавета ШЕВЧЕНКО: По словам экспертов совета неигрового кино, в этом году заседание впервые проходило в открытом формате. С чем это связано?

Ольга ЛЮБИМОВА: Ничего не изменилось. Вообще ничего. Много лет проходит питчинг по игровому кино, много раз была очная форма защиты спецпроектов, анимация, основной конкурс неигрового кино проходит в закрытой форме на основании голосования экспертов – это «эль класико», так всегда и было. Аудитория, в которой это происходило раньше, сейчас находится на ремонте. То, что питчинг происходил в комфортном зале – я уверена, большинство членов жюри в первую очередь просто порадовались. Потому что это удобно, это правильно, это честно – и по отношению к жюри, и по отношению к людям, которые готовятся к защите собственного проекта.

Елизавета ШЕВЧЕНКО: Заседание Вы вели лично. Раньше директор департамента кинематографии не поднимался на сцену в качестве ведущего и, насколько нам известно, не присутствовал в зале. Почему было принято решение, что Вы проведёте питчинг?

Ольга ЛЮБИМОВА: Потому что для нас это «красный день календаря», потому что это, безусловно, событие, потому что это правильно, когда департамент живёт проблемами нашей индустрии, нашего профессионального сообщества, потому что это уважение по отношению к людям, потому что это не светское мероприятие. Для сотрудников департамента это один из самых ответственных и тяжёлых рабочих дней в году.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

Поэтому, мне кажется, во-первых, моя основная профессия позволяет мне это делать (Ольга Любимова закончила факультет журналистики МГУ и факультет театральной журналистики ГИТИС (РАТИ), с 2001 года работала на телевидении, сняла больше 80 неигровых фильмов – Прим. ред. IA_RFI). А во-вторых, лично для меня важно, чтобы это было эффектно, чтобы это было событие.

Я считаю, если мы с уважением относимся людям, которые представляют проекты, люди должны с невероятным уважением относиться к той сцене, на которую они выходят, и не позорится на этой сцене, и не позорить профессиональное сообщество, и не позорить гордое имя неигровика, которое они представляли на этом питчинге.

Это с одной стороны. А с другой – я в этот момент предельно сосредоточена, меня никто не дёргает, никто не отзывает в сторону, меня никто не начинает дополнительно грузить какими-то проблемами. Я работаю, мне нужно отсмотреть все проекты, понимать, каким образом они были представлены, мне нужно по этим проектам, в том числе – отчитываться перед министром и докладывать ему по каждому из этих проектов. Я так лучше запоминаю, если честно, помимо всего прочего.

Елизавета ШЕВЧЕНКО: На конкурс «спецпроектов» неигрового кино в этом году было подано больше заявок, чем обычно. Каковы Ваши впечатления от питчинга, что больше всего запомнилось?

Ольга ЛЮБИМОВА: Действительно, так как много проектов раньше не представлялось на конкурсе – в этом году была 61 заявка, из них на конкурс было допущено только 26. Мне было важно увидеть, кто же придёт. Знаете, как и в любом деле, было порядка 5-6 проектов, которым я порадовалась. Меня безумно порадовали и молодые ребята – у нас молодыми называются мои ровесники, в профессиональной среде это называются «молодые документалисты».

Мне безумно понравились несколько замечательных крупных проектов. Ну и как всегда – у меня был ряд проектов, которые просто очень сильно возмущали.

Я надеюсь, в течение года у нас будет не одно мероприятие, возможно, в Общественной палате РФ, когда можно будет несколько раз проговорить с профессиональной средой, чего же мы ждём от конкурса спецпроектов.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

Мы не ждём от конкурса спецпроектов, амбиций продюсера и режиссёра получать удовольствие от съёмок неигрового кино за большие деньги, совершенно не заботясь о его продвижении. Такие проекты, – как бы красиво они ни назывались, какая бы невероятная социально-культурная значимость ни было и какие бы пафосные слова с мокрыми ресницами ни звучали со сцены, – поддержаны Министерством культуры не будут никогда. Если продюсер берёт на себя ответственность за такую смету, он должен брать ответственность за кинотеатральный прокат, за премьеры, чтобы граждане нашей страны, огромное количество людей, интересующихся неигровым кино, на иностранных фестивалях, на международной арене имели возможность увидеть такой фильм, раз уж это спецпроект. А назвать красивым словом, попросить больших денег – вы знаете, это и профессионалам видно сразу, и сотрудникам департамента видно сразу. Я надеюсь, итоги питчинга докажут, что подобного рода проекты бессмысленно предлагать в наш департамент на конкурс спецпроектов неигрового кино.

Елизавета ШЕВЧЕНКО: В сообществе кинодокументалистов не раз говорилось о том, что на конкурс в Минкультуры подаются слабые проекты. Согласны ли Вы с этим мнением?

Ольга ЛЮБИМОВА: Это один из немногих вопросов, в котором я абсолютно согласна с профессиональным сообществом. Тем более как правило эти проекты, в 99% случаях, нам на конкурс подаёт профессиональное сообщество. У меня для вас других писателей нет – то, что сейчас подаётся, то и является вот этим вот представлением нашим о том, что такое неигровое кино в России.

Для этого и существуют конкурс – отобрать самое лучшее, убрать, просто проредить эту грядку с бездельниками, с жуликами от профессии, и на основании экспертного совета в конечном итоге принять сбалансированное решение.

Когда будут учтены фактические интересы всей индустрии. Даже внутри этого конкурса есть и арт, есть и крутые коммерческие проекты. И они важны. Важны и телевизионные проекты, чтобы ни говорило профессиональное сообщество – мы хотим делать вот такое для души-для души, для моей мамы на полке, – этого не будет.

Когда у продюсера есть возможность организовать показ своего фильма на крупном федеральном канале, это говорит о том, что продюсер серьёзно относится к собственному продукту – у него есть амбиции, он бьётся. Он не говорит, вы знаете… Это очень сильно напоминает мультик «Простоквашино»: ты полдня бегаешь, чтобы сфотографировать, а потом полдня бегаешь, чтобы фотокарточку вернуть.

Мы полгода готовимся, чтобы отдать невозвратные деньги. Просто дать денег на работу. А потом мы бегаем за нашими неигровиками и говорим – где ваши фильмы. То есть формально, фильмы сданы, а кто их видел, кто те россияне, которые наслаждались вашим творчеством?

Это ваша семья? Тогда у вас должен быть независимый проект, из собственных средств. Продайте дачу – снимите фильм, посмотрите всей семьей, если это так важно для вас, как это декларируется в заявках.

Елизавета ШЕВЧЕНКО: По каким критериям будут выбираться получатели государственной поддержки от Минкультуры?

Ольга ЛЮБИМОВА: Критерий – это профессионализм, критерий – это востребованность, критерий – это умение доказать… В 90% случаях эта смета не обоснованная. То есть, когда представитель профессионального сообщества видит, что открывается большой конкурс, где поддержка до 8 млн рублей, то есть общая сметная стоимость этого проекта от 12 млн рублей, это совершенно не значит, что можно взять пыльную заявку с полки, с каким-то рассказом, – не хочу никого приводить в пример, чтобы не обидеть, – о какой-нибудь исторической личности, например, бросить этот пакет документов к нам в департамент и увеличить на автопилоте сметную стоимость этого проекта с 2,5 млн рублей до 12. 

Я могу сказать, что в огромном количестве случаев, когда мы читали вместе с экспертами и обсуждали это [заявки на получение субсидии], руки трясутся от бешенства.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

Я ещё стараюсь не вмешиваться, я просто веду, но если бы я сидела экспертом, то первое, о чём бы я спрашивала – обоснуйте, почему у вас такая смета? Кстати, многие эксперты с раздражением задавали эти вопросы. Не случайно очень жесткий был питчинг, и я довольна. Если без оскорблений, ровно так он и должен выглядеть. Если речь идёт о крупном АО, о каком-нибудь федеральном канале, никогда в жизни продюсер не предложит там проект с такой сметой, потому что ему скажут «Вы что?». При этом такое позволительно, когда речь идёт о Министерстве культуры, о департаменте кинематографии, об официальном, очень тяжёлом пакете документов.

Я считаю, что в первую очередь, конечно, критерием должна быть и целесообразность, и амбиции в прокате, и возможность действительно, получив серьёзную государственную поддержку, снять большое кино, а не прикрываться большими словами, чужими цитатами.

Елизавета ШЕВЧЕНКО: Вы сказали про экспертов заседания. По каким критериям отбираются члены экспертного совета по неигровому кино?

Ольга ЛЮБИМОВА: Члены экспертного совета отбираются по очень простым критериям. Все прекрасно знают членов этого экспертного совета, это абсолютно заслуженные люди внутри профессии, они прекрасно знают проблемы, знают, как вычитывать заявки, у каждого из них большая фильмография. В этом году к экспертному совету присоединились несколько достаточно молодых телевизионных продюсеров. Для меня это очень важно, потому что ко мне, например, приходят мои коллеги с ВГТРК и говорят – включите нас, мы хотим читать.

Я хочу, чтобы на этом питчиге раздавали не только деньги, но и хорошие советы.

Вы знаете, они стоят очень дорогого, я хочу, чтобы на этот питчинг приходили отборщики фестивалей, сотрудники федеральных каналов, дирекций по неигровому кино и говорили – крутой проект, мы последим, ребята, если вы классно сделаете, мы будем биться с нашим руководством, чтобы у вас был эфир. Это важно. В противном случае, мы превращаемся в ничего. Мне бы этого не хотелось, да мы этого и не позволим.

ВИДЕОЗАПИСЬ ИНТЕРВЬЮ

Корреспондент: Елизавета Шевченко
Фото-, видеоматериалы: Alik Sandor


Если Вы нашли опечатку или считаете, что в тексте допущена фактическая ошибка, – пожалуйста, сообщите об этом в редакцию: mail@realistfilm.info.


Будьте с нами в социальных сетях:
ФейсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.

А также Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Распространение и использование материалов приветствуются.

Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO – в разделе РЕДАКЦИЯ.



Похожие новости

На Российских программах 39 ММКФ обсудят актуальные вопросы дебютного кино

В Центральном Доме кино обсудят состояние дебютного кинематографа России, а также развитие системы его поддержки со стороны государства

Как получить президентский грант на документальный проект?

Что нужно знать кинодокументалистам, решившим участвовать в конкурсе на президентский грант – в интервью ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO c cоветником генерального

Док на Волге. В Летней школе началась мастерская документального кино

Россия. 26 июля, 2018 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO