Минусы питчингов, изменения в выдаче грантов от Минкультуры, обучение новых продюсеров. В Москве прошла дискуссия о будущем неигрового кино

Минусы питчингов, изменения в выдаче грантов от Минкультуры, обучение новых продюсеров. В Москве прошла дискуссия о будущем неигрового кино

Россия, Москва. 25 сентября, 2022. ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

20 августа на фестивале «Докер» прошла дискуссия о перспективах документального кино. К единому мнению о том, как должно развиваться современное неигровое кино собравшиеся кинодокументалисты не пришли. А какие-то вопросы и вовсе вызвали нешуточные споры. Зато в ходе обсуждения поднимались новые и старые проблемы индустрии, решение которых могло бы способствовать развитию неигрового кино, раскрытию талантливых режиссёров и появлению актуальных фильмов. За ходом дискуссии наблюдала автор REALISTFILM.INFO Диана Агаларови.

Участники:
режиссёр, продюсер Иван Твердовский-старший,
режиссёр, сценарист, продюсер Евгений Голынкин,
режиссёр Сергей Дворцевой,
кинокритик, член ФИПРЕССИ и Гильдии киноведов и кинокритиков России Евгений Майзель,
антрополог, создатель блога “Антрополог на районе” Михаил Алексеевский,
режиссёр-документалист, программный директор фестиваля «Докер» Настя Тарасова.

Модератор дискуссии «Будущее документального кино»:  режиссёр-документалист Татьяна Соболева.


Границы документалистики и пространство для эксперимента

Один из вопросов, который часто возникает почти во всех разговорах о развитии современного документального кино, — вопрос о новаторстве в кинодокументалистике. Кажется, что сделано и снято уже столько, что придумать что-то новое сложно. 

Именно с этого вопроса Татьяна Соболева начала дискуссию, обратившись к собравшимся кинодокументалистам с вопросом — что они как режиссёры могут сделать нового в документальном кино. Однако режиссёр Евгений Голынкин поменял направление дискуссии. “Обсуждение будущего авторского документального кино — занятие совершенно бессмысленное. У документального кино как жанра будущего нет. А у каждого отдельного режиссера есть свое будущее”, — заявил он. После такого высказывания беседа ушла в другую сторону: собравшиеся участники начали обсуждать в целом актуальные вопросы кинодокументалистики. 

Один из них — доступность технологий, которые позволяют каждому человеку снять фильм и назваться автором.

«Доступность инструмента — это и лекарство и яд. Сейчас любое изображение — фильм, любой человек — режиссёр. Но если ты не можешь собрать фильм, не владеешь драматургией, ты не можешь это рассказать так, чтобы люди поняли. Можно быстро сделать парочку фильмов. Все сегодня чуть-чуть могут, а по-настоящему мочь —  это другой разговор«, — сказал Сергей Дворцевой.

К тому же в неигровое кино стали приходить люди из смежных профессий, добавила модератор беседы Татьяна Соболева. Например, антропологи снимают неигровое кино в исследовательских целях, а журналисты создают фильмы в публицистическом жанре. Киновед Евгений Майзель даже напомнил собравшимся, что документалистка началась именно с антропологического кино.

Границы неигрового кино сейчас размыты не только в понимании массового зрителя, но и в профессиональной среде самих документалистов. Так, Евгений Майзель напомнил, что в 2021 году жюри Национальной премии кинокритики и кинопрессы “Белый слон” присудило специальный приз “Событие года” оппозиционному политику Алексею Навальному за серию «новаторских документальных фильмов-расследований”. Это решение вызвало конфликт между экспертным советом и учредителями кинопремии. В результате президент Гильдии киноведов и кинокритиков Кирилл Разлогов заявил о том, что она перестает быть учредителем “Белого слона». Тогда же в профессиональной среде возникли дискуссии о том, что фильмы-расследования следует рассматривать как телевизионный репортаж, а не как авторское документальное кино.

Однако, находясь в поиске новых форм, кинодокументалистика расширяет свои границы и претерпевает изменения.

«Документалистика как она есть сегодня, в сущности, близка к игровому кино. Легко заметить, что игровое и неигровое кино в том виде, в котором они возникли и существуют последние десятилетия, объединяет поклонение сторителлингу«, — считает киновед Евгений Майзель.

По его словам, неигровое кино похоже на игровое приверженности к понятной структуре повествования — у фильма должен быть сюжет с завязкой, развитием действия, кульминацией и развязкой. Режиссёры часто выстраивают истории по этой классической композиции, отказываясь экспериментировать с формой и языком кино.

Евгений Майзель отметил, что на присутствие структуры рассказа в фильме сильно влияет система питчингов, укоренившаяся в России. По его мнению, основная идея питчинга — заинтересовать продюсера историей, чтобы получить средства на съёмки фильма. Однако формат самого питчинга накладывает на выступающего ограничения.

«Талантливый человек, содержание которого не сводится к истории, не будет участвовать в питчинге. Сама идея питчинга в принципе уже  подстригает всем головы и  форматирует мозги«, — заявил Майзель.

Дать молодому автору почувствовать себя свободными, не загоняя его в рамки, — значит позволить ему экспериментировать с формой, жанром. Такой подход в обучении одобряет режиссёр Сергей Дворцевой. “В 1990-е говорили, что кино умирает. А потом появился Ларис фон Триер и другие режиссёры, которые стали работать с формой. Поэтому молодым надо экспериментировать. И делать это от души, а не для целевой аудитории”, — считает он.

Модератор беседы Татьяна Соболева добавила, что в современном мире, чтобы быть хорошим кинодокументалистом не обязательно учиться в вузе.

«Российским документалистам нужно немного проснуться и понять, что мир вокруг стремительно меняется. Молодые делают хорошее кино, и им не надо для этого лет пять сидеть учиться«, — сказала она.

В полемику с ней вступил Евгений Голынкин, заявив, что молодые режиссёры должны равняться на старших коллег и созданные ранее каноны. “В советское время был профессиональный стыд. Когда ты существуешь внутри определенного коллектива, ты на кого-то равняешься. Когда это всё рухнуло — стыд пропал, он остался не у многих, кто называет себя автором-кинематографистом”, — сказал он.

Можно ли новое кино, не ориентирующееся на традиции, считать достойным и нужно ли сравнивать его с классикой документального кино — этот вопрос остался открытым. 

Вопрос финансирования

Важную для авторской кинодокументалистике проблему поднял Сергей Дворцевой. Он отметил, что как правило, режиссёры документального авторского кино не преследуют коммерческих целей. Из-за этого у них нередко возникают разногласия с продюсерами, которые не понимают специфику индустрии.

«Часто продюсеры спрашивают, а какая твоя целевая аудитория. Но тогда это уже не авторское документальное кино, а заказное«, — уверен Дворцевой.

Также по его мнению, автор документального фильма не должен формировать свою аудиторию за счёт кино. Ему изначально следует чувствовать запрос общества на актуальную тему и создавать соответствующие фильм. С ним согласилась режиссёр и программный директор фестиваля Настя Тарасова, отметив, что даже выбор героя для документального фильма — это уже ответ автора на общественный запрос.

Рассуждения на тему взаимоотношений автора и продюсера продолжил Иван Твердовский. Реагируя на мнение коллег, он отметил, что для развития документального кино продюсеры нужны, только они должны хорошо разбираться в специфике неигрового кино.

“Будущее документалистики — за продюсерами. Когда мы начнем выпускать нормальных продюсеров, понимающих, что такое кино и что производство кино — это не значит получить деньги от Минкультуры РФ и оставить режиссёру треть бюджета, тогда, возможно, у этого кино будет будущее. Это будет кино для зрителя”, — сказал Твердовский.

Татьяна Соболева обобщила слова Твердовского, сделав вывод, что необходимо подготовить пул продюсеров, понимающих, для кого они делают кино, и которые будут способны мыслить с автором в едином ключе, обеспечив грамотное продвижение его творению. А главное — вывести индустрию на новый уровень в будущем.

После этого модератор дискуссии Татьяна Соболева предложила перейти к обсуждению проблем, с которыми сталкиваются начинающие кинодокументалисты. Иван Твердовский обратил внимание на проблему денег, а точнее совмещения творчества с заработком. Он подчеркнул, что в России кинодокументалисты часто вынуждены снимать фильмы на заказ, чтобы им хватало средств и на съемки авторского кино, и на жизнь.

Здесь Твердовским и Сергеем Дворцевым вспыхнул нешуточный спор. По мнению Дворцевого, такой подход идёт вразрез с принципами авторского кино: молодой кинематографист должен понимать, что вступает на особый путь людей, для которых кино — это страсть и образ жизни, и которые воспринимают, что возможность заниматься творчеством важнее, чем сложности, которые при этом возникают. 

К спору коллег присоединился Евгений Голынкин.

«Поддерживать документальное кино  — это прямая государственная обязанность. Но то количество фильмов которое делается за счёт средств Министерства культуры РФ, — около трехсот для нашей страны, — это преступно мало», сказал он.

Впрочем, единого “рецепта” совмещения авторской кинодокументалистики с жизнью, то есть зарабатыванием денег, выявить в ходе обсуждения не удалось. Этот вопрос, каждый автор решает по-своему. Например, режиссёр-документалист, присутствовавшая на дискуссии как зритель, рассказала, что сама стала продюсером для своих картин. “Я испробовала разные методы поиска средств на свои фильмы и пришла к тому, что сама стала себе продюсером. А открыть свою кинокомпанию и подать заявку на получение гранта в Министерство культуры не составляет труда”, — отметила она. 

А есть ли зритель?

От вопроса финансирования участники дискуссии перешли к вопросу востребованности неигрового кино. Татьяна Соболева предложила обсудить, кто будет смотреть кино молодого режиссёра.

По мнению Ивана Твердовского-старшего, в России до сих пор не сформировался зритель документального кино. “Я приезжаю в Екатеринбург на фестиваль — там полный зал народу. Я приезжаю в Выборг — там три старушки, которые заснули на предыдущем сеансе, проснулись на сеансе документального фильма и уйти им неудобно”, — сказал он. 

Вслед за этим возник вопрос о площадках, которые  показывают документальное кино и формируют зрителя. Участники дискуссии также обратили внимание на то, что некоторые достигнутые успехи в продвижении кинодокументалистики до массового зрителя за последние годы были нивелированы. Так, режиссёр Евгений Голынкин вспомнил, что в 2017 году перестал существовать единственный телевизионный канал об актуальной мировой документалистике 24_Doc.

Татьяна Соболева упомянула про недавнее закрытие Центра документального кино. Евгений Голынкин добавил, что мечтать о профильном кинотеатре сейчас бессмысленно.

“Будущее кинодокументалистики и авторов неигрового кино зависит от условий, в которых мы будем жить: какая будет экономическая система, политическая конъюнктура, какой будет запрос общества, который меняется раз в год — полтора. И в первую очередь это будет зависеть от интернета”, — считает он. 

Тезис о влиянии интернета на развитие неигрового кино поддержали другие участники дискуссии. Евгений Майзель отметил, что с приходом цифровых технологий производство неигрового контента, расширилось и вышло далеко за пределы профессиональных студий.

“Мое становление как зрителя документального кино началось в 1990-е. Я почти нигде не мог его посмотреть кроме фестивалей и телевизионного канала “Культура”. Первое, что я увидел, — ретроспективу раннего Сокурова. А сейчас есть интернет — это прорыв, ведь все доступно”, — рассказал антрополог Михаил Алексеевский. 

Дискутанты пришли к мнению, что за последние годы интерес зрителя к неигровому кино вырос, а, значит, по закону спроса и предложения за этим должно последовать и активное продвижение документалистики.

При этом Сергей Дворцевой отметил, что будущее документалистики в России зависит от талантливых режиссёров, которые продолжают его снимать и развивать.

“Нам всё время кажется, что мы не полноценные. Наше кино не такое — нам нужно сделать, как везде. Но мы так исторически развиваемся: наше кино более визуальное, более экспериментальное. Документальное кино — это жизнь. Если говорить об авторском кино, то оно априори не может быть лёгким. Но нужно менять систему производства кино в России. У нас есть своя дорога, не надо стесняться развиваться самим. То, что мы сейчас обсуждаем кино, это уже значит, что оно есть. Оно всегда будет за счёт существования таких людей, как мы. Всё зависит от сильных авторов”, сказал Дворцевой.

Участники обсуждения пришли к мысли, что в первую очередь себя должна проявить Гильдия неигрового кино и телевидения — как профильное сообщество кинодокументалистов. Потому что на данный момент о её деятельности и в целом существовании знают далеко не все кинематографисты. 

Госфинансирование или свобода выбора темы

Присутствующая в зале выпускница ВГИКа, режиссер-документалист отметила, что активно проявить себя в развитии неигрового кино могут и организаторы фестивалей, в случае, если будут проводить на своих площадках собственные питчинги с привлечением продюсеров.

По её мнению, более свободная атмосфера могла бы привлечь новых талантливых авторов, которые по тем или иным причинам не подают заявку на получение государственного финансирования. А главное, по её словам, режиссёры не будут ограничены перечнем тем, который формирует Минкультуры РФ, и смогут свободно выбирать, о чём они хотят снять фильм.

Она напомнила, что ежегодно Минкультуры РФ составляет для неигровых фильмов список конкретных тем, на которые оно готово предоставить финансирование. Часто это вынуждает автора менять концепцию будущего фильма, чтобы вписаться в одну из заявленных тем. В таком случае режиссёр выбирает между возможностью получить госфинансирование на свой фильм и желанием рассказать зрителю о наболевшем.

Сергей Дворцевой поддержал обсуждение поднятой проблемы и отметил, что безальтернативное формирования перечня темы приводит к однообразию в документальном кино. Собравшиеся сошлись на том, что необходимо провести реорганизацию системы выдачи грантов, которая на данный момент сформировалась в Минкультуры РФ.


Текст: Диана Агаларови


Если Вы нашли опечатку или считаете, что в тексте допущена фактическая ошибка, – пожалуйста, сообщите об этом в редакцию: mail@realistfilm.info.


Будьте с нами в социальных сетях:
ФейсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.

А также Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Распространение и использование материалов приветствуются.

Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO – в разделе РЕДАКЦИЯ.



Похожие новости

Стали известны итоги первого конкурса премии «Лавр»

Жюри премии в области неигрового кино и телевидения определило восьмёрки лучших картин

Как победить на питчинге и получить финансирование на документальный фильм

Россия. 23 октября, 2019 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO