24 декабря состоится премьера документального фильма о противодействии терроризму «Один на один»

24 декабря состоится премьера документального фильма о противодействии терроризму «Один на один»

Россия, Москва. 18 декабря 2016 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO.

Фильм о противодействии терроризму «Один на один» будет показан на канале Общественного телевидения России 24 декабря 2016 года. «Один на один» получил субсидию от Министерства культуры РФ как неигровая картина по теме «фильмы о противодействии терроризму и экстремизму». Между тем, по словам самих авторов картины, их работа «на 99% состоит из постановочных кадров». О том, почему всё-таки фильм называется документальным, на какого зрителя он рассчитан, и о том, как организовать прокат фильма телевизионного формата – в материале ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO.

24 декабря в 14:45 на телеканале ОТР запланирован премьерный показ документального фильма «Один на один». Картина вошла в число шести проектов, которые получили субсидию от Министерства культуры в 2016 году по тематике «Фильмы о противодействии экстремизму, терроризму и преступности» (в списке проект от продюсерской компании «Медиа-Трест» назывался «Ислам. Правда о терпимости»).

16 декабря 2016 года в кинотеатре «Космос» сети кинотеатров «Московское кино» состоялся премьерный показ «Один на один» на закрытом вечере, который был посвящён Дню российской военной контрразведки и Дню работника органов безопасности Российской Федерации. Создатели фильма продемонстрировали деятелям культуры, сотрудникам и ветеранам ФСБ России и другим приглашённым на праздник почётным гостям (кинодокументалист Леонид Млечин, исполнительный директор Общественного телевидения России Игорь Найговзин, директор сети «Московское кино» Василиса Орестова, вдова полковника ФСБ Олега Александровича Туманова, Светлана Туманова, певица Полина Гриффисс и др.), созданное аудиовизуальное произведение – заявленное как документальный фильм нового жанра «real movie».

Мероприятие посетила съёмочная группа и главный редактор IA_RFI Дарья Бурлакова.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

По словам режиссёра картины Андрея Грачёва, в основе фильма – реальные события. Однако от документалистики в фильме «Один на один» осталось немного – несколько кадров архивной хроники в финале и небольшие комментарии авторитетных экспертов – психолог Хасай Алиев, генерал-полковник Леонид Ивашов, военный психолог Борис Савенков, генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов, бывший начальник Управления военной контрразведки ФСБ России генерал-лейтенант Александр Безверхний. В остальном – зрителю представлены постановочные кадры: с актёрами, художественным вымыслом и приёмами, – всем тем, что характерно для игрового кино.

В интервью IA_RFI режиссёр фильма Андрей Грачёв и продюсер Дмитрий Щербанов рассказали о том, как создавалась картина, почему фильм называется «документальным», и почему этот фильм нельзя будет увидеть в кинотеатрах.

_____________________________

ВОПРОС: Андрей, сегодня состоялась закрытая премьера Вашего фильма «Один на один». Фильм заявлен как «документальный», снятый в экспериментальном жанре «реал муви». Расскажите, что это такое.

Андрей ГРАЧЁВ: Что такое “реал муви”… Значит, когда мы начали работу над этим фильмом, встал вопрос – «А чё мы там будем показывать?». Ну и как-то так было предложено, а давайте всё снимем и по большей части всё придумаем. То есть мы взяли какие-то существующие вещи на данную тему и просто придумали историю, которую в итоге и сняли. Назвали это «реал муви», потому что взяли всё лучшее из документалки и позаимствовали опять же приёмы из полнометражного художественного кино. Ну и решили назвать это «реал муви». Кто-то называет «докудрама», кто-то как-то ещё, мы назвали «реал муви». Поскольку, если Вы фильм видели, там практически нет никаких документальных съёмок. Они только в конце, на титрах идут какие-то документальные кадры.

Поскольку 99% фильма было разыграно, снято, это художественная постановочная часть, поэтому решили называть «реал муви».

ВОПРОС: Почему тогда фильм заявлен не как «документально-игровой», а именно как «документальный»?

Андрей ГРАЧЁВ: Документальным он называется из-за того, что здесь всё-таки присутствуют в кадре люди… мы называем их синхронисты, те, которые дают синхрон, интервью и так далее, какие-то специалисты. К сожалению, заявляя о документальном кино, мы не можем не использовать каких-то реальных лиц, которые могут что-то прокомментировать, поэтому это всё-таки больше относится к документальному кино. Ну если мы возьмём все жанры, документалистику возьмём за основу, то этот фильм больше подходит к документалистике.

ВОПРОС: К вопросу о документальности. Постановочные кадры фильма сняты в телевизионной манере, которая даёт шаблонное представление о деятельности ФСБ. При создании фильма Вы изучали реальность их деятельности, ставили ли перед собой такую задачу?

Андрей ГРАЧЁВ: Да, я понял. Во-первых, мы уже больше 10 лет работаем с Федеральной службой безопасности, и естественно, нам хорошо известна работа органов, как она проходит и кто её проводит.

Но скажу так, что здесь, конечно, немножко художественное представление о работе, ну допустим там, оперативно-следственной бригады. Это всё-таки художественный вымысел, в жизни происходит немножко всё по-другому.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

ВОПРОС: Документальное кино предполагает знакомство зрителя с реальностью. Почему Вы не захотели разрушить телевизионный шаблон, приблизить зрителя к пониманию темы (настолько, насколько это возможно, говоря о ФСБ)?

Андрей ГРАЧЁВ: У нас ещё… вернее даже не так. Есть некоторые вещи, которые широкому кругу зрителей видеть совершенно ни к чему. Поэтому придумали кино, потому что что-то нельзя показывать и о чём-то нельзя говорить вот так вот вслух. Существует какая-то профессиональная этика, в том числе – эта этика существует у сотрудников ФСБ, МВД и других силовых структур. А зрителю важно смотреть не то, как происходит, а то, что происходит, то, о чём говорят. Вот это самое важное. Самое важное – донести мысль до человека, а уже каким образом она доносится, какие художественные приёмы используются при этом при всём – это уже вторично на самом деле в таком жанре, в таком формате кино.

ВОПРОС: Что касается рассказанной в фильме истории – она основана на реальных событиях?

Андрей ГРАЧЁВ: Это сентенция из нескольких историй, которые происходили. Ну дай бог, чтобы больше их не повторялось. То есть это основано на реальных событиях.

ВОПРОС: То есть вот так работает запрещённая в России организация ИГИЛ?

Андрей ГРАЧЁВ: Ну в фильме она звучит по-другому, она звучит – экстремистская группировка инновационных людей. Но по созвучию, мы понимаем о чём идёт речь. И естестветственно методы противодействия этим группировкам, они примерно вот так и выглядят. И опять же говорю, что здесь важно не то, как проводится эта работа, а то, какой она в последствии имеет успех, скажем так.

ВОПРОС: В анонсе сказано, что фильм создан при поддержке Минкульта, ФСБ. В чём заключалась эта поддержка? Включала ли она финансирование?

Андрей ГРАЧЁВ: По финансированию это лучше говорить не со мной, а с продюсерами картины. Что касается поддержки Федеральной службы безопасности, то она повсюду ощущается. Во-первых, это… Ну опять же говорю, что мы много лет работаем вместе бок о бок, поэтому то, что мы уже так долго вместе это уже какая-то поддержка. Плюс эксперты, уважаемые генералы. У нас в кадре ниже генерал-лейтенанта никого не было. Это вот такая помощь, ну плюс, конечно, консультации, некоторые утверждения текстов – вот это помощь, вот это совместная работа.

ВОПРОС: Тексты проходили согласование с ФСБ?

Андрей ГРАЧЁВ: Конечно, когда в кадре присутствует там Александр Георгиевич Безверхний, бывший руководитель службы военной контрразведки, то естественно это проходит определённые этапы утверждения, согласования и так далее.

Кадр из фильма "Один на один"

Кадр из фильма «Один на один»

ВОПРОС: Возвращаясь к документальности фильма. Со стороны ФСБ Вас консультировали по содержанию картины? Например, мы видим, как сотрудник аналитического центра ФСБ использует бетакамы, которые уже не используются. Неужели их применяют в ФСБ или это художественный приём?

Андрей ГРАЧЁВ: Нет, опять же кассета-бетакам, это просто красиво. Это такой просто такой красивый приём использования – что вот есть кассета из архива, вот она берётся. Хотя, конечно, никто уже не пользуется этим форматом.

ВОПРОС: Закрытая премьера «Один на один» состоялась сегодня. Заявлено, что 24 декабря фильм будет показан в эфире телеканала “Общественное телевидение России”. Какова дальнейшая прокатная судьба фильма?

Андрей ГРАЧЁВ: Ну понимаете в чём дело, прокат в любом случае документальной вещи как ни крути, он в наших условиях практически исключён. Поэтому мы можем говорить только о телепоказе, который состоится очень скоро, а дальше, ну сложно сказать, что будет дальше. Может быть, ещё на каком-то канале это пройдёт, а может быть не пройдёт. Но в любом случае на канале ОТР он выйдет в эфир.

ВОПРОС: В Интернет будете выкладывать?

Андрей ГРАЧЁВ: Ну я думаю, что в Интернет он будет выложен уже через несколько минут. Но конечно, будем, да, естественно.

ВОПРОС: Скажите, а для чего и для кого вообще снят этот фильм?

Андрей ГРАЧЁВ: Что касается конкретно этого фильма, то у него задача очень простая.

Смотря правде в глаза, этот фильм не представляет интереса для людей, которые занимаются проблемами терроризма, антитеррора и так далее, поскольку он очень поверхностный.

Прежде всего он рассчитан на, мне бы так хотелось, чтобы он был рассчитан на тех людей, которые ещё сомневаются в том, чем им заняться в жизни и задают себе вопросы «Не пойти ли мне в террористы?». Потому что, как говорит один из героев нашего фильма – финал террориста всегда один.

Поэтому этот фильм можно считать некой такой агитационной работой, чуть-чуть пропагандистской. Это в принципе главная цель конкретно этого фильма – предостеречь кого-то от ненужных шагов.

ВОПРОС: Среди нашей аудитории есть молодые документалисты, которые ещё только получают опыт общения с экспертами и персонажами из разных сфер. Как режиссёр, который много лет сотрудничает с представителями органов безопасности РФ, могли бы Вы рассказать, в чём специфика общения с этими экспертами при создании фильма? Что необходимо учитывать?

Андрей ГРАЧЁВ: Откровенно говоря, каких-то советов я дать не могу, потому что большая часть нашей работы, она же построена на личных отношениях – на дружеских, на товарищеских, на деловых. Её нельзя выстроить – я так сделаю, а кто-то сделает по-другому. Тут советы какие-то давать невозможно, но общий совет для всех – это ко всем нужно искать какой-то ключик, какой-то подход, как тебе выгодно сделать. Просто коммуникация. В данном случае и молодые документалисты, и не документалисты просто должны уметь соединяться, коннектиться с тем, с кем это нужно.


ВОПРОС: Сегодня состоялась закрытая премьера фильма «Один на один». В анонсе сказано, что фильм создан при поддержке Министерства культуры. В чём именно заключалась эта поддержка?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Фильм «Один на один» создавался при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации. И безусловно, чтобы получить эту финансовую поддержку, мы защищали нашу работу, мы подавали соответствующие документы, заявку, принимали участие в обсуждениях. И только после достаточно долгих процедур государство в лице Министерства культуры решило нас поддержать. Но я скажу, что это не первый наш фильм на подобную тематику, но с другой стороны, в то же время, это первый фильм сделанный с таким размахом.

В первую очередь изначально мы делали документальный фильм, а сделали не совсем документальный фильм, а сделали некий интертеймент, это развлечение, через которое мы пытаемся донести до молодёжной аудитории, что такое хорошо, а что такое плохо. И я надеюсь, что у нас это получилось.

ВОПРОС: То есть фильм создан за счёт госбюджета, субсидии Министерства культуры?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Да, на субсидию Министерства культуры и на собственные средства, потому что Министерство культуры выделяет частичную финансовую поддержку, а остальную часть мы привлекли сами – это была моя работа.

ВОПРОС: Насколько я поняла, фильм получил субсидию как документальный фильм. Как Минкульт определил тематику, под которую подавалась заявка этого проекта?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Да, документальный фильм… Тема звучала очень просто – «Фильм о противодействии терроризму и экстремизму».

ВОПРОС: Вы сказали, что часть средств на финансирование картины искали самостоятельно. Каков общий бюджет фильма?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Всей подоплёки я раскрыть не могу, могу сказать только, что нам в том числе и финансово очень сильно помог Национальный фонд поддержки правообладателей. Ну и конечно сама продюсерская компания «Медиа-Трест» вложила в производство фильма собственные средства.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

ВОПРОС: Дмитрий, среди нашей аудитории есть начинающие документалисты. Вопрос о бюджете обусловлен тем, что им важно понимать на какую сумму можно снять тот или иной фильм. Почему бюджет фильма «Один на один» является коммерческой тайной?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Это как раз я могу сказать. Дело в том, что фильм, который мы создали и который сегодня показали, его можно оценить совершенно по-разному, и мне бы не хотелось раскрывать его истинную стоимость, потому что он сделан был в основном на большом энтузиазме, и если я скажу его реальную стоимость, Вы очень сильно удивитесь, потому что по внешним признакам он стоит гораздо дороже, чем это есть на самом деле.

ВОПРОС: Закрытая премьера «Один на один» состоялась сегодня. Заявлено, что 24 декабря фильм будет показан на сайте федерального канала Общественное телевидение России. Дальнейшая прокатная судьба фильма известна?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Да, конечно. Этот фильм рассчитан в первую очередь на телевизионный прокат. У него нет кинотеатрального проката. И объясню почему, потому что зритель к такому формату ещё не готов, и поэтому мы делали этот фильм для телевизионного показа. И после премьерного показа на Общественном телевидении России, – и эта практика, которую мы давно уже апробировали, – наши фильмы, в том числе по антитеррористической тематике, распространяем по регионам. Поэтому мы очень рассчитываем на совместную работу плодотворную с региональными студиями, и как это уже было неоднократно, мы нашими работами покрываем сначала всю страну на федеральный каналах, а потом и локально, на региональных каналах. И я надеюсь, что у «Один на один» будет такая же телепрокатная история.

Фильм изначально создавался под телевизионный формат, а во-вторых, тематика, которая в нём затронута, она, к сожалению, не кинопрокатная. И собрать зрителя, а соответственно кассу в кинотеатрах на этом фильме, к большому сожалению, невозможно. И само по себе обустройство этого кинопроката будет стоить гораздо больше, чем можно собрать денег в прокате.

ВОПРОС: Если какой-то канал, увидев Ваш фильм, захочет его показать, что для этого нужно? Расскажите об условиях сотрудничества с региональными каналами.

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: С каждым отдельным региональным каналом мы работаем на отдельных условиях. В зависимости от того, в каком статусе пребывает телекомпания, мы предоставляем права либо бесплатно, либо за символические, крайне символические, деньги, либо в зависимости от того, какое есть рекламное наполнение у телеканала, там суммы могут варьироваться. Но это обычная работа по дистрибуции контента, и в этом нет ничего сложного. Надо только брать и работать.

ВОПРОС: Фильм «Один на один» сделан на стыке игрового и документального кино. Прокатное удостоверение он получил как документальное кино и копия отправлена в Красногорский архив (Российский государственный архив кинофотодокументов. – Прим. IA_RFI) или как игровое кино?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: В Красногорском… Поскольку это кино как бы нам ни хотелось, чтобы оно было игровым, на самом деле это документальная картина. И мы даже придумали название этому новому экспериментальному жанру «реал муви».

Это и не документальная картина, и не докудрама. Но тем не менее по прокатному удостоверению это документальный фильм.

ВОПРОС: Что бы Вы посоветовали молодым документалистам для продвижения их фильмов?

Дмитрий ЩЕРБАНОВ: Надо делать некое разграничение, потому что одно дело создать картину, а другое дело обеспечить этой картине какую-то судьбу. И работа над созданием картины иногда бывает намного проще, чем дальнейшее её продвижение. И этим страдают многие, не только начинающие кинодокументалисты. Обычно это происходит таким образом – сделали, где-то там показали, положили на полку и забыли. И вот эта вот работа по продвижению контента, она на самом деле самая сложная, самая неприятная и неудобная. Эти заниматься на самом деле не хочется никому. Хочется купаться в лучах собственной славы – мы сделали кино, мы показали на этом фестивале, на пятом, на десятом, встречайте, мы талантливые. Но так не бывает, если не работаешь над дальнейшим продвижением того, что ты сам сделал, продвижения не будет.

Интервью: Daria Burlakova
Фото-, видеоматериалы: Alik Sandor.



Похожие новости

В Москве объявлена очередная реформа государственных городских кинотеатров

Россия, Москва. 28 августа 2015 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. В День российского кино, 27 августа 2015 года, назначенный в марте

«Время собирать всякие камни»: в Москве открылась выставка документального творчества студентов школы Родченко «ФоСкуВи»

Россия, Москва. 11 июля 2015 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. 11 июля в Музее Москвы открылась выставка ФоСкуВи (ФОтография, СКУльптура, ВИдео) студентов мастерской Сергея

Продолжается приём заявок на IX Питчинг дебютантов в секцию «Документальное кино»

Россия, Москва. 19 апреля 2017 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. 20-21 июня 2017 года в Москве в рамках 39-го Московского международного