Дарина Умнова: “Существовать сложно, но можно. Только нужно много работать и показывать результат”

Дарина Умнова: “Существовать сложно, но можно. Только нужно много работать и показывать результат”

Россия. 9 октября, 2019 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

1-6 октября в Екатеринбурге в 30 раз прошёл открытый фестиваль документального кино “Россия”. Накануне киносмотра “Проект 123/19” собрал мнения участников российской киноиндустрии.

О том, чем привлекает молодых режиссёров неигровое кино, какие перспективы они видят в развитии документалистики – сценарист и режиссёр неигрового кино, выпускница ВГИКа Дарина Умнова.


О КИНО И ТЕХНОЛОГИЯХ 

Как был интересен человек всегда, так он и интересен. Как были интересны какие-то личности, вожди, главы государств – снимали Сталина, Гитлера, Хрущева, Ленина, или царская хроника прекрасная сохранилась, – так и сейчас приезжает Оливер Стоун в Россию снимает про Владимира Путина кино. Снимают про других политиков фильмы. Как были интересны личности какие-то мощные, харизматики, гении в разных областях: наука, медицина, новых технологии какие-то, так и сейчас это все интересно, и такие же герои есть. Конечно, они меняются со временем. Но в принципе, направления те же самые остаются. 

Конечно, сейчас, я думаю, что новые технологии, интернет и всё остальное больше влияют на киноязык, потому что всё ускоряется, всё на лету, человек быстрее считывает информацию, кадры. Ему сложно смотреть большие объёмы, хочется короче, быстрее, и это, конечно, влияет на киноязык, но опять-таки, для каждого фильма, для каждого стиля, для каждого формата есть свой зритель. Кто-то любит динамичное, быстрое, кто-то любит длинные кадры. Просто это разное кино. Тут нельзя, конечно, сказать, что надо сейчас снимать только быстро, динамично. Есть разные темы, которые по-разному можно снимать. Если это спорт, если это какая-то динамика, конечно, тут хочется драйва и в монтаже, и в съемке, и какого-то движения камеры. Если это какая-то другая тема, если это философия, то здесь, наоборот, хочется остановиться, задуматься, хочется помедленнее, рассмотреть, распознать. Конечно, технологии влияют, и появляется много разных форматов сейчас и в интернете, и блогерские какие-то штуки.

Трейлер дебюта Дарины Умновой “Любовь на миллион“

Но всё-таки я думаю, что герои остаются, и человек всегда будет интересен. Я надеюсь, что мы не выродимся настолько, что сами себе перестанем быть интересными. Я на самом деле сейчас очень страдаю из-за того, что большинство предприятий переходит на такую оптимизацию рабочей силы, то есть я приезжаю снимать на предприятие, а там уже просто люди сидят за компьютером и ничего не происходит. Мне очень страшно, что когда-нибудь всё перестанет работать с помощью человека, и всё будет делаться машинами, и никакой эстетики для документалистов больше не останется. Но надеюсь, что что-то мы ещё успеем снять.

ПРО ФЕСТИВАЛИ И ПИТЧИНГИ

Фестивали и какие-то питчинг, безусловно, помогают. Во-первых, ты находишься – не нравится мне слово “тусовка” – но ты находишься в обществе, в сообществе, где, если ты делаешь картины, тебя уже узнают. После, например, фестиваля “Россия“ в прошлом году мне написали люди, с которыми мы познакомились на фестивале, предложили снимать картину. Я, конечно, не смогла в этой картине поучаствовать, потому что у меня уже был плотный очень график, но всё-таки это знакомство, ты показываешь своё кино, люди его видят, и они могут тебя уже пригласить или позвать на какой-то новый проект.

Плюс фестивали, конечно, это здорово, потому что ты можешь и показать своё, и посмотреть, какие тенденции, что сейчас люди делают, и тоже подстроиться, как-то понять, куда тебе двигаться дальше.

Питчинги. На питчингах я не участвовала сама ещё, но я знаю многих своих и одногруппников, и знакомых режиссёров, которые постоянно участвуют, получают финансирование, снимают свои авторские фильмы, которые никто бы не профинансировал.

Я знаю, что у нас сейчас в стране активно очень и краундфандинг работает, и режиссёры реально собирают деньги, то есть зрителям это интересно.

О документалистах-краудфандерах – в нашей постоянной рубрике «Хроники документалистов-краудфандеров«.

На документальное кино собирают, снимают авторские фильмы потом, ездят по фестивалям, показывают. Мне кажется, это здорово, что есть заинтересованность и зрителей, раз они сами вкладываются в это. Конечно, выбрав питчинг какой-то в России, полностью профинансировать своё кино очень сложно, но ты можешь там познакомиться, там часто бывают продюсеры, от телеканалов приезжают люди. Если им понравится идея, они могут тебе предложить профинансировать её, и я думаю, это хороший такой способ продвижения и себя, и своих картин.

Опять-таки Министерство культуры помогает. Как бы то ни было, выдаются гранты, выдаются и спецпроекты с достаточно большим финансированием. Существовать сложно, но можно. Только для этого нужно очень много работать и показывать результат.

ПРО ВЫБОР ДОКУМЕНТАЛИСТИКИ

Я не могу сказать, что я выбрала документалистику. Скорее, она меня выбрала, потому что я пришла во ВГИК после актёрского института, то есть я вообще не знала, что такое кино, насколько я сейчас могу это проанализировать, тем более что такое документальное кино. Я пришла совершенно “зелёная“, не понимающая, как этот кинопроцесс происходит. Мне захотелось, я поняла, что хочу быть режиссёром и хочу попробовать кино.

Всё-таки режиссёр – это человек, который постоянно находится в поиске, он постоянно ищет, где открыться, где применить свои навыки, талант. И наверное, игровое кино – это некая такая новая ступенька, новый опыт, который хочется получить, если ты, например, занимаешься документальным кино.

Я мало слышала историй, чтобы игровые режиссёры снимали документальное кино, потому что это достаточно сложно перестроиться, когда ты всё контролируешь, а тут вдруг ты на площадке ничего не можешь контролировать.

К этому надо прийти. Но мы все знаем, что много гениальных режиссёров, начиная с Микеланджело Антониони и Федерико Феллини, которые в начале своей карьеры снимали документальное кино, потом стали гениальными игровыми режиссёрами. У каждого свой путь.

Для меня документалистика – это самый большой опыт, который происходит в моей жизни сейчас. Я думаю, что каждый режиссёр в своей жизни хочет снять какое-то большое, красивое, сильное кино. Я не думаю, что он хочет снять именно игровое или неигровое, то есть каждый человек хочет провести какую-то работу, которая останется в мире, которая останется в памяти людей, снять какую-то большую, крупную, сильную работу. Всегда интересны фильмы, в которых есть какая-то большая личность. Это будь то «Эми», которая получила премию “Оскар” (британский фильм Асфида Кападия о певице Эми Уайнхаус – Прим. IA_RFI), “Сноуден” большой произвел резонанс, и снята потом была и игровая картина, и тот же “Про рок”, который собрал прокаты, собрал много показов. Я знаю, что в прошлом году гран-при на фестивале документального кино “Россия” давал возможность проката, то есть картина “Отец и сыновья из Кротово”, по-моему, так она называлась, вышла в Екатеринбурге в прокат в кинотеатрах. Я думаю, что это очень круто.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ:
Знаменитые женщины-документалисты

🎬 Одной из первых женщин-режиссёров в истории мировой документалистики стала уроженка Черниговской губернии Эсфирь Шуб. Окончив в 1917 году Высшие женские курсы в Москве, она устроилась на работу в театральный отдел Наркомпроса и стала личным секретарем Всеволода Мейерхольда. А позже перешла в “Госкино”, где занималась перемонтажом иностранных картин для советского проката – к примеру, роликов с участием Чарли Чаплина. По долгу службы Эсфирь занималась исследованием русской дореволюционной хроники и на её основе в 1927 году создала свой первый документальный фильм “Падение династии Романовых”. Для дебютной картины ей пришлось отсмотреть 60 тыс. метров плёнки из дворцового киноархива Николая II и выбрать из них всего 5 тыс. Лента вызвала небывалый ажиотаж в прокате, а позже вошла во все учебники по режиссуре монтажа.

🎬 На звание самой известной женщины в европейском неигровом кино претендует немецкая танцовщица, актриса и фотограф Лени Рифеншталь. Её фильм “Триумф воли”, снятый в 1934 году по личному заказу Адольфа Гитлера, совершил революцию в кинематографе, но до сих пор запрещается к публичному показу из-за пропаганды нацизма. Во время работы она поставила три десятка операторов на роликовые коньки, чтобы добиться движения в кадре, и придумала специальную систему лифтов для панорамных съёмок. Режиссёр внедряла неожиданные ракурсы и закрепляла камеры на дирижаблях, флагштоках и пожарной машине для планов с верхних точек. В её съёмочной группе работали две сотни человек, а на монтаж ушло около полугода. Другая картина Рифеншталь “Олимпия” завоевала в 1938 году Гран-при Венецианского кинофестиваля.

🎬 Первой женщиной-режиссёром в Японии стала Тадзуко Саканэ. Начинала она с работы ассистента, редактора и монтажёра у классика японского кинематографа Кэндзи Мидзогути. Чтобы заявить о себе в индустрии кино, традиционно считавшейся в Японии исключительно мужской сферой, девушке пришлось коротко остричь волосы и вместо кимоно носить брючные костюмы. После интервенции в Маньчжурию в 1931 году Тадзуко сняла серию из 10 документальных фильмов об устрашающих последствиях войны.


Если Вы нашли опечатку или считаете, что в тексте допущена фактическая ошибка, – пожалуйста, сообщите об этом в редакцию: mail@realistfilm.info.


Будьте с нами в социальных сетях:
ФейсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.

А также Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Распространение и использование материалов приветствуются.

Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO – в разделе РЕДАКЦИЯ.