Николай Бородачёв: «Госфильмофонд – это абсолютно открытая организация»

Николай Бородачёв: «Госфильмофонд – это абсолютно открытая организация»

Съёмочная группа ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO посетила Госфильмофонд России

Россия. 30 сентября, 2017 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO продолжает серию обзорных материалов о российских архивах, хранящихся в них аудиовизуальных документах и возможностях их использования. Вторым архивом, который посетила съёмочная группа информагентства, стал Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации.


circle

Вступительное слово главного редактора ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO Дарьи Бурлаковой:

Прежде чем вы приступите к знакомству с материалом, хотела бы сказать несколько слов о том, что это за материал, для чего он сделан и почему опубликован только сейчас – спустя год после посещения Госфильмофонда России.

В недалёком 2016 году, который прошёл в России как Год российского кино, ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO объявило о начале нового направления – серии обзорных материалов о российских архивах и хранящихся в них фото-, аудио- и видеодокументах.

В этих материалах рассказывается о том, какие архивы вообще существуют, какие аудиовизуальные документы в них можно найти и как этим культурным достоянием можно воспользоваться. Как и вся деятельность информагентства, путеводитель по архивам рассчитан на три основные группы: создателей документального кино, его зрителей и популяризаторов. К третьей группе относятся все, кто содействует распространению неигровых фильмов: организаторы кинопоказов, устроители киноклубов и фестивалей, а также педагоги, которые используют аудио-, фото- и видеодокументы в своей деятельности.

Мы надеемся, что из цикла материалов об архивах создатели неигровых картин узнают о том, какие документы хранятся в российских архивах и как можно их использовать, кинолюбители – о том, какие фильмы и где они могут найти, а популяризаторам станут известны ресурсы и возможности, которые они могут получить, обратившись в киноархив.

Отсюда вторая цель начатого направления – популяризация документального кинонаследия, а также развитие культуры посещения и использования киноархивов. На выходных мы гораздо чаще бываем в музеях, кинотеатрах, выставочных центрах и пр. А тех, кто ездит на досуге в архив, вероятно, немного. Между тем, большинство архивов совершенно открыты для граждан, в некоторых из них даже проходят кинопоказы и выставки.

Первым архивом в России, который посетила наша съёмочная группа, стало самое крупное и главное хранилище аудиовизуальных документов в постсоветском пространстве – Российский государственный архив кинофотодокументов (Красногорский архив). Интервью с директором РГАКФД, Наталией Калантаровой, вышло в октябре прошлого года.

В том же 2016 году в рамках начатого масштабного путешествия по российским архивам, мы посетили ещё одну крупнейшую синематеку страны – ФГБУК «Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации» (Госфильмофонд России). Однако выпустить материал удалось не сразу.

На данный момент редакция информагентства действует на некоммерческой основе, а расшифровка, редактура, монтаж видеоинтервью – это кропотливый труд, на который нужно немало времени. Производство материала затянулось на целые месяцы.

И я рада наконец представить вашему вниманию результат общего труда небольшой команды редакции – материал о поездке и видеоинтервью с генеральным директором Госфильмофонда России Николаем Бородачёвым.

И хотя с момента проведения интервью прошёл почти год, оно не «просрочено», а сохраняет свою актуальность.

Надеемся, материал будет вам интересен. А если вы сочтете его столь полезным, что распространите ссылку на публикацию среди своих знакомых и сделаете репост в социальных сетях – мы будет просто счастливы!

 


Госфильмофонд России хорошо известен специалистам и ценителям кино как хранилище художественных фильмов. Здесь с конца 1930-х годов хранится и сохраняется всё российское кино. В Госфильмофонд и сейчас приносят свои картины современные режиссёры. По закону об обязательном экземпляре, в этот архив сдаются копии игровых фильмов. Только когда картина принята на государственное хранение, её авторы получают прокатное удостоверение, а вместе с ним право выпускать свой фильм в широкий прокат.

Однако в Госфильмофонде хранятся и неигровые фильмы. Во-первых, сюда передаются все научно-популярные картины. Во-вторых, если отечественная кинохроника поступает в Российский государственный архив кинофотодокументов (РГАКФД), то в Госфильмофонде находится зарубежная кинохроника. Например, именно в Госфильмофонде находится тот самый неигровой короткометражный фильм братьев Люмьер «Прибытие поезда на вокзал Ла Сьота» (1896 г.), который считается «отправной точкой» кинематографа. Здесь же хранится трофейная немецкая киноплёнка.

Поэтому Госфильмофонд России стал вторым архивом, на изучение которого весной 2016 года отправилась наша съёмочная группа. Путь из Москвы был неблизкий. Синематека находится в городе Домодедово Московской области. Добраться до Госфильмофонда можно либо на личном автомобиле, либо на электричке от Павелецкого вокзала.

Первое, что видит посетитель, оказавшись на территории крупнейшей синематеки страны – аллея с десятками флагов бывших союзных республик, фильмы которых после распада СССР были переданы в Госфильмофонд. Здесь же можно увидеть флаги стран-членов Международной федерации киноархивов (ФИАФ), в которой состоит и Госфильмофонд.

По пути к основному зданию мы проходим отдельностоящий просмотровый зал на 250 мест. На территории Госфильмофонда также находится гостиница со всеми атрибутами отдыха – бассейн, сауна, бильярд. Гостиница входит в так называемый Фестивальный киноцентр, где ежегодно проходит фестиваль архивных фильмов «Белые столбы». Наконец наша съёмочная группа доходит до основного здания Госфильмофонда. На пороге нас встречает начальник отдела биофильмографии и международных связей, Олег Бочков. На ближайшие пару часов Олег Михайлович и становится проводником информагентства по кинохранилищу – картотеке архива, кинозалам, монтажной, отделу цифровой обработки киноплёнки.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

Всего коллекция Госфильмофонда насчитывает более 967 тысяч единиц фильмового материала. Но есть и бумажных архив, где находятся материалы к кинокартинам и даже личные дела некоторых кинематографистов.

«Вот стенограмма выступления Михаила Ромма», – говорит Олег Бочков, листая личное дело автора «Обыкновенного фашизма». К слову, здесь же находятся документы к прославленной документальной картине.

На вопрос о том, есть ли очередь в читальный зал архива, сотрудники с улыбкой отвечают: «Ну, очереди нет, хотя наплывы случаются». «Одно время частило к нам Второе немецкое телевидение, и BBC бывало приезжали, – рассказывает Олег Бочков. – Иностранцы обычно едут изучать материалы комплексно – и фильм посмотреть, и в архиве покапаться».

После экскурсии начинается вторая часть посещения архива – интервью с генеральным директором ФГБУК «Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации». О том, как происходит сохранение и оцифровка материалов синематеки, кто и на каких условиях может пользоваться её видеоматериалами, какой процент от материалов архива остаётся ещё не описанным и не изученным – в интервью главного редактора ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO Дарьи Бурлаковой с Николаем Бородачёвым.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor


ЧАСТЬ 1. ЧТО ДЕЛАЕТ ГОСФИЛЬМОФОНД РОССИИ?
О задачах Госфильмофонда России

Дарья БУРЛАКОВА: Что такое Госфильмофонд России? И зачем он нужен обществу в целом и в частности отдельному человеку?

Николай БОРОДАЧЁВ: Госфильмофонд Российской Федерации был создан именно для сохранения кинонаследия, сбора коллекции всех фильмов, которые производились на территории бывшего Советского Союза, ну а сейчас – на территории Российской Федерации. И основной задачей Госфильмофонда Российской Федерации является сохранение первоисточников, то есть негативов. Как аналог – Ленинская библиотека (Российская государственная библиотека – Прим. IA_RFI), там сохраняются первоисточники. Здесь – первоисточники на киноплёнке, негативы. Реставрация кинофильмов и первоисточников, восстановление кинофильмов и сбор, продолжение сбора коллекции. Вот это основные задачи. С недавних пор мы стали заниматься популяризацией коллекции Госфильмофонда и российского кинематографа. Вы, наверное, знаете от источников, что Госфильмофонд Российской Федерации является государственной коллекцией хроникально-документальных, художественных, мультипликационных, научно-популярных, видовых… То есть всё, что производилось на территории Советского Союза – всё хранится здесь. И по количеству хранимого киноматериала коллекция занесена в Книгу рекордов Гиннеса. Это лучшая коллекция кинофильмов в мировом масштабе. Поэтому государство наше уделяет этому особое внимание. Мы находимся на финансировании государства и выполняем те задачи, которые поставлены перед нами. Причём выполняем достаточно… обычно говорят, что нельзя хвалить свою организацию, но я бы хотел сказать, что действительно мы занимаемся на хорошем, профессиональном уровне. Это мнение не только моё как руководителя организации, это мнение всего мирового киносообщества. Мы очень много работаем с зарубежными странами, где ведём популяризацию, и конечно, и в Российской Федерации. Вот что такое Госфильмофонд.

ВОПРОС: 2016 год объявлен в России Годом кино. Какие в связи с этим в «Госфильмофонде» проводятся мероприятия? Какие есть планы, задумки?

Николай БОРОДАЧЁВ: Планы, конечно, большие. У нас есть план мероприятий по году кино. Два основных – открывается Центр духовной культуры и кинематографии в городе Курске. Там будет официальное открытие планируем 7 апреля сделать. И мы восстанавливаем кинотеатр в городе Саранске, восстанавливаем полностью за счёт «Госфильмофонда», где тоже будет открыт центр российской кинематографии Госфильмофонда России. Это на базе кинотеатра «Россия» в городе Саранск. Мы его полностью восстанавливаем, и планируем открытие 27 августа в День кино и в Год кино. Очень хороший кинотеатр получается, я вас приглашаю на открытие. И там мы будет заниматься популяризацией коллекции (Прим. IA_RFI. – Киноцентр был реконструирован Госфильмофондом и открыт 27 августа 2016 года. Кинотеатр получил название «Россия»-Культурный центр Жерара Депардье, полностью реконструированный и переоборудованный в современный киноцентр Госфильмофондом России. В кинотеатре расположены четыре зала, которые призваны стать местом проведения кинофестивалей, кинофорумов, культурно-просветительских мероприятий по популяризации российского кинематографа и коллекции Госфильмофонда).


ЧАСТЬ 2. ХРАНЕНИЕ И ОЦИФРОВКА ВИДЕОМАТЕРИАЛОВ
Как найти и посмотреть материалы Госфильмофонда России и есть ли они в открытом доступе?

Дарья БУРЛАКОВА: Николай Михайлович, расскажите, как на сайте Госфильмофонда России пользователь может найти нужные ему материалы.

Николай БОРОДАЧЁВ: Это разные формы. У нас всё каталогизировано. Или по режиссёру или по названию кинофильма, или по студии – достаточно забить на сайте, и будет полная информация. Кроме того, у нас на сайте есть кинофонд, где показываются все хроникально-документальные фильмы, научно-популярные, которые хранятся у нас. Правда, не всё ещё оцифровано. Но в основном на нашем сайте можно найти практически любой хроникально-документальный фильм, научно-популярный кинофильм, поскольку авторскими правами владеем мы.

ВОПРОС: Вы сказали, что не всё ещё оцифровано. В ноябре 2013 года президент России поручил Министерству культуры РФ и Министерству связи и массовых коммуникаций РФ разработать программу по изготовлению цифровых копий кино- и фотодокументов, касающихся истории и культуры России, которые находятся на архивном хранении. (Вопрос спасения отечественных фото- и кинофондов также был поднят Ольгой Свибловой 2 октября на Совете по культуре при президенте – Прим. IA_RFI). Ответственным за выполнение поручения был назначен министр культуры Владимир Мединский. Как проходит сейчас этот процесс?

Николай БОРОДАЧЁВ: К сожалению, этот указ не выполняется. Но всё равно мы продолжаем сами, своими силами оцифровывать. Естественно, хотелось бы побыстрее, но финансовые возможности не позволяют. Мы ведём планомерный перевод на цифровые носители. Хотя сразу должен вас предупредить, что цифровые носители для хранения не пригодны, потому что нет гарантий на изображение, не на носитель, а на сохранение изображения, которое записывается на носителе. Человечество лучше пока не изобрело ничего лучше бумаги, полотна художника и киноплёнки.

Киноплёнка уже доказала, что может храниться 120 лет. Со дня образования кинематографа прошло уже 120 лет или даже больше, и у нас есть фильмы братьев Люмьер с 1896 года, то есть доказано, что киноплёнка – это надёжный носитель, чего нельзя сказать о цифровых носителях. То есть для оперативной деятельности, конечно, спору нет, они нужны для телевидения для оперативной доставки информации, для качества – вопросов нет. Цифра – это хорошая вещь, но для хранения она не годится.

ВОПРОС: В феврале 2014 года в комментарии газете «Известия», Вы сказали, что «архив кинофильмов, хранящийся в подмосковных Белых Столбах, может быть оцифрован в ближайшие пять лет».

Николай БОРОДАЧЁВ: При выделении денег, да, при выделении финансирования. Мы делали расчёты: в течение пяти лет мы бы справились с этой задачей.

ВОПРОС: Каким образом проводились эти расчёты?

Николай БОРОДАЧЁВ: Мы приглашали мюнхенскую организацию, которые делали расчёты. И они рассчитали, что в течение 5-6 лет – в зависимости от поставки оборудования, – мы могли бы справиться с задачей. Но дело ещё вот в чём. Многие не понимают, что цифровые носители…

Я всегда говорю, что цифровые носители – это наркотик, потому что каждые 3-4 года меняется формат, и значит, опять нужно переоцифровывать.

То был один формат одного вида, теперь другой формат, телевидение постоянно меняется, – то есть нужно опять закупать оборудование, делать затраты. А киноплёнка – она как хранилась так и хранится. Поэтому это очень дорогостоящая форма работы – цифра. А полностью оцифровать – 5-6 лет нам нужно.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

ВОПРОС: Какая сумма нужна для оцифровки всего Госфильмофонда?

Николай БОРОДАЧЁВ: Я знаю эту сумму, конечно, просто не хочу озвучивать её. Но для государства это не очень большая сумма. Тем более если сумму разбить на 5 лет, в год – достаточно приемлемая сумма.

ВОПРОС: Тогда почему эта госпрограмма оцифровки до сих пор не реализована, как Вы считаете?

Николай БОРОДАЧЁВ: Наверное, с учётом кризиса, который происходит и в нашей стране, и по всему миру, естественно государство в затруднительном положении, и это отразилось, конечно же, на нас. А так государство очень хорошо помогает нам в решении вопросов.

ВОПРОС: Насколько вообще, на Ваш взгляд, необходимо оцифровывать материалы и выкладывать их в Интернет в общий доступ, чтобы все люди могли ими пользоваться?

Николай БОРОДАЧЁВ: Конечно, это нужно. Для этого Госфильмофонд и создан – для того, чтобы имели доступ. Это наше наследие. Наше кино – наследие. Зритель, вернее, потребитель, должен, конечно, видеть всё, что его интересует. Конечно, очень хорошо, что мы всё это сохранили. И я уже говорил, здесь хранится не только наследие Российской Федерации, но и бывшего Советского Союза, всех киностудий Советского Союза, бывших союзных республик. Очень много фильмов зарубежных стран здесь хранится. Кино – это наследие государства, очень большое богатство, и конечно, доступ для образования должен быть бесплатным. Но для Интернет-вещания, для коммерческих целей здесь, конечно, всё должно в рамках закона происходить. Очень много желающих, которые хотели бы на этом заработать, и иногда даже непрофессионально ставят этот вопрос перед руководством страны.

Я считаю, что это коррупционная схема, коррупционная система, когда предлагают полный доступ на бесплатной основе. Нельзя так делать.

Для образования – вопросов нет. Это то, что мы и делаем – любой кинофильм можно найти на нашем сайте: и хроникально-документальный, и научно-популярный, художественный фильм для ознакомления. Но если это используется в целях коммерции, за это надо платить.


ЧАСТЬ 3. ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КИНО
Кто, как и для чего может использовать хранящееся в Госфильмофонде России кинонаследие?
В какую сумму обойдётся для кинолюбителей и организаторов киноклубов получение материала из архива «Госфильмофонда» России?

Дарья БУРЛАКОВА: Как часто в Госфильмофонд обращаются граждане, не связанные напрямую с кинематографом? Для чего им это нужно?

Николай БОРОДАЧЁВ: Очень много таких обращений. Мы, наверное, не столько внимания уделяем организациям, которые обращаются к нам, но если индивидуально кто-то обращается, мы обязательно находим тот или иной кинофильм. Обычно интересуются, что дедушка снимал, если дедушка – режиссёр, или он сам участвовал в съёмке или в массовке. Таких заказов очень много. И вот буквально недавно пришёл заказ из Соединённых Штатов Америки. Заказчику 90 лет, и он в киножурнале Die Deutsche Wochenschau («Немецкое еженедельное обозрение» – Прим. ред.) увидел себя. Вот мы выполняем такие заказы. На персональные заказы мы обращаем особое внимание. Это дело очень хлопотное, но для удовлетворения человека, конечно, мы делаем всё возможное. Мы ни одно письмо не оставляем без внимания, и всё это делается бесплатно.

ВОПРОС: То есть человеку предоставляется бесплатный доступ к материалам?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, или доступ к киноматериалам, или, если он указывает название фильма, производства, мы сами находим и даём информацию. А там уже он заказывает или DVD-диски или на других носителях, то есть мы выполняем этот заказ. Госфильмофонд – это абсолютно открытая организация.

ВОПРОС: Я правильно понимаю, что человеку необходимо оплатить только изготовление копии материала на носителе?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, по их заказу. Материал для показа здесь – это мы предоставляем абсолютно бесплатно. Но если нужна копия, это уже материальные затраты, и люди платят за это.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

ВОПРОС: Как это происходит на практике? Письменное обращение?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да. Обычно письменное обращение, официальное. А можно даже делать это по телефону – нет никаких проблем.

ВОПРОС: Если человек находит в материалах своего родственника и хочет снять копию, в какую сумму ему это обойдётся?

Николай БОРОДАЧЁВ: На DVD? Порядка 250-300 рублей. Тут много тонкостей. Они запрашивают фильм – в каком он состоянии? В том состоянии, в котором он находится, может не пропустить отдел технического контроля. Если он в плохом качестве, значит его надо реставрировать – это затраты. И сразу цена возрастёт. А если он в идеальном состоянии, нет никаких проблем. Реставрация же бывает химическая, механическая, физическая. Масса вариантов реставрации, компьютерная реставрации. Всё это дорогостоящие вещи. Это очень сложный процесс.

ВОПРОС: Но по Интернету фильмы не пересылаете, только на носителе?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, на каком-то носителе. Мы можем и по Интернету послать, но в основном на носителе. Перевод с одного цифрового носителя на другой носитель – это мелочи. А если взять базовый перевод на цифровой носитель, это очень дорогостояще. Во-первых, в каком состоянии исходный материал, как я уже говорил. Нужно привести в соответствие техническим требованиям, потом перевести на цифру. А вот уже переводить с этой цифры на другие носители, конечно, легче.

ВОПРОС: Основными площадками показа документального кино в России пока что являются киноклубы и фестивали. Как часто они к вам обращаются за материалами, и как проходит взаимодействие с ними?

Николай БОРОДАЧЁВ: Ну я вам должен сказать, что ни один кинофестиваль, который проходит на территории Российской Федерации, не обходится без помощи и участия Госфильмофонда России. Здесь уже это официальная часть – заключается договор между двумя организациями, составляется программа, – разные варианты. Но это уже юридически оформляется, и мы помогаем абсолютно всем, кто к нам обращается и принимаем сами участие в популяризации коллекции Госфильмофонда и российского кинематографа.

ВОПРОС: Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. Вы говорили, что занимаетесь популяризацией документального кино за рубежом. Что она из себя представляет, как и в каких форматах проходит?

Николай БОРОДАЧЁВ: Дело в том, что мы действительно занимаемся популяризацией по всему миру. У нас много очень представителей в Европе, в Соединённых Штатах Америки. Проводим популяризацию коллекции в различные городах. В основном по Европе – это Франция, Испания, Италия, Греция, ну практически охвачены все государства. Очень много обращений со стороны скандинавских стран, и именно по советскому кинематографу. И мы организовываем там совместные кинофестивали, ретроспективы, кинопоказы, недели показов российского кино. Причём мы делаем это и как со старыми кинофильмами, так и с новыми. Обычно параллельно – показываем и новые фильмы, и то, что хранится в нашей коллекции. Должен сказать, что очень востребованы эти кинофестивали. Рекомендую посмотреть на Youtube наш отчёт за 2015 год, год 70-летия Победы. Мы активизировали работу, поскольку сейчас пытаются и трактовать историю немножко по-другому, а мы фактами документального кино показываем, что и как было на самом деле. Вот такая форма работы. Очень активно работаю наши представители во Франции, в Австрии, в Греции, сейчас мы открываем представительство в Испании и в Португалии, поэтому этот процесс имеет положительную динамику.

ВОПРОС: Эти фестивали проходят ежегодно?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, ежегодно мы проводим мероприятия, причём очень большие, с приглашением актёров. Мы за свой счёт оплачиваем проживание. Все эти мероприятия организовываются за счёт Госфильмофонда Российской Федерации. Бывает иногда принимающая сторона тоже участвует в финансировании, но в основном – за счёт собственных средств.

ВОПРОС: Если бы у Вас спросили, что на уровне государства необходимо сделать для популяризации документалистики, восстановления старой школы документального кино, что бы Вы предложили?

Николай БОРОДАЧЁВ: Это подготовка кадров. В первую очередь обратить на это внимание. Второе: материально-техническая база. Я бы также сделал отдельную киностудию хроникально-документального фильма. И давал бы государственное задание по созданию документальных кинофильмов. Тогда пошёл бы, конечно, сдвиг. И конечно – внимание, и со стороны государства, и со стороны творческих работников. Это очень важный вектор.

Если мы так будем продолжать оставлять без внимания нашу историю, через лет 15-20 мы будем только теоретически вспоминать то, что было на самом деле. Уже факты есть.

Очень много фактов. К нам обращаются и из правительства, и из Государственной думы, и из Совета Федерации, Администрации президента, что нужен такой-то момент в истории государства. А его нет, не снято, не сдано. Вот вам результат, пожалуйста.

ВОПРОС: Николай Михайлович, давайте вернёмся к теме киноклубов. Часто ли вы взаимодействуете с их организаторами, и на каких условиях это происходит? Достаточно ли им получить копию видеоматериала в Госфильмофонде, чтобы иметь право показывать его зрителям? Или необходимо согласовать вопросы авторского права?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, это обязательная процедура – согласование авторских прав. Но дело в том, что Госфильмофонд Российской Федерации является самым крупным правообладателем бывших киностудий Советского Союза. Было 30 киностудий. Я имею в виду и хроникально-документальные, и научно-популярные киностудии. На 28 киностудий Госфильмофонд имеет авторские права, за исключением киностудии «Мосфильм» и, временно пока, киностудии «Союзмультфильм». Поэтому, если авторское право есть у нас, мы сами этот вопрос решаем, если же авторское право принадлежит киностудии «Мосфильм», или Союзмультфильму, или зарубежным киностудиям, то нам должны представить авторское право.

ВОПРОС: То есть получая копию от вас, организаторы киноклуба вместе с копией получают авторское право?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, когда речь идёт о бесплатном показе, то, естественно, авторское право предоставляется тоже бесплатно. Когда речь идёт о коммерческом показе, то здесь уже рассматриваются разные варианты. Когда совместное мероприятие – авторское право тоже предоставляется на бесплатной основе. Когда организация проводит чисто коммерческое мероприятие, то, естественно, это платно.

ВОПРОС: Обращаться могут все киноклубы или только юридические лица?

Николай БОРОДАЧЁВ: Не имеет значения, кто обращается. Самое главное, что должно быть указано, для чего вы это берёте. С какой целью? Образовательной, научно-исследовательской или с целью коммерции – вот это должно строго разделяться. Поэтому мы даже возвращаем письма, если не указывается для какой цели запрашивается фильм. Для домашнего просмотра, для личного просмотра – у нас нет никаких ограничений.

ВОПРОС: С 1 июля 2014 года вступили в силу поправки в закон, связанные с прокатными удостоверениями. Есть ли «Госфильмофонда» фильмы, у которых по той или иной причине нет прокатного удостоверения?

Николай БОРОДАЧЁВ: Ну, практически таких фильмов нет. Дело в том, что в Советском Союзе те фильмы, которые выходили, – хроникально-документальные, научно-популярные, художественные, – они получали прокатное удостоверение. И эти прокатные удостоверения, они хранятся здесь, у нас. То есть мы поднимаем архив, смотрим, есть ли прокатное удостоверение. Если есть прокатное удостоверение – да. Что касается новых фильмов, существует закон об обязательном экземпляре. Каждый новый фильм сдаётся в Госфильмофонд Российской Федерации. Без сдачи в Госфильмофонд Российской Федерации ни один фильм не может показываться и не имеет право получить прокатное удостоверение, не имеет права показываться ни по телевидению, ни кинотеатральным показом. Это запрещено. Будь это зарубежный фильм, купленный какой-то организацией для проката на территории Российской Федерации, они всё равно обязаны сдать в Госфильмофонд РФ. Только после оформления юридических документов, им выдаётся прокатное удостоверение. Таково законодательство.
Кинохроника сдаётся в Красногорский архив. А всё остальное сдаётся в Госфильмофонд России – научно-популярные, анимационные, видовые фильмы, – всё, что производится и закупается, всё сдаётся в Госфильмофонд Российской Федерации.

ВОПРОС: На данный момент всё, что находится в Госфильмофонде, имеет прокатные удостоверение и может быть показано в рамках публичного показа?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, абсолютно верно.

ВОПРОС: Вы в одном из своих интервью говорили о пользе видеоуроков, знакомстве школьников с видеодокументом, с историей. При этом на фоне прокатных удостоверений, возник общественный резонанс. Обсуждалось, что, к примеру, школьный педагог лишается права показывать фильм публично ученикам на уроке.

Николай БОРОДАЧЁВ: Это разговоры ведут непрофессионалы, и с юридической точки зрения существует законодательство, где с целью образования, научного исследования разрешается бесплатный публичный показ. Поэтому то, что говорят не соответствует действительности. Есть закон, который позволяет в этом направлении показывать фильмы без разрешения даже авторов.

ВОПРОС: То есть киноклубам, всем, кто искренне организует некоммерческий просветительский кинопоказ во всех регионах России, им просто нужно обратиться в Госфильмофонд?

Николай БОРОДАЧЁВ: Самое сложное – это телевизионный показ, вот там мы не допускаем бесплатный показ, потому что аудитория огромная. Что касается кинотеатрального показа, школьного – нет никаких вопросов.

Вы не найдёте ни одного правовладельца, который отказал бы в показе фильма школьникам. Мы без проблем даём разрешение.

Это искусственно воздвигается. Почему я сказал, что выходят даже на уровень руководства страны, что всё должно быть в свободном доступе. То есть они будут зарабатывать с помощью Интернета, это должно предоставляться им бесплатно. Вот и мусолят они этот вопрос, а как сохранять фильмы, как их реставрировать – это никого не интересует.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

ВОПРОС: Насколько доля прибыли, которую «Госфильмофонд» получает за счёт авторских прав, покрывает необходимый объём финансирования для поддержки этого фонда, его оцифровки. Какое соотношение?

Николай БОРОДАЧЁВ: Я сейчас пример Вам приведу. Вы говорите об оцифровке фильмов. Не может бюджет осилить это. То, что мы зарабатываем, мы часть, пусть не всё, но часть мы пускаем на оцифровку кинофильмов, на содержание этих копий, на популяризацию. Популяризация коллекции идёт полностью от авторских прав – поездки, показы за рубежом.

ВОПРОС: Государство не тратит на популяризацию ничего?

Николай БОРОДАЧЁВ: Тратит, но мало. Если мы будем пользоваться только государственными средствами, то мы можем провести там один-два фестиваля в Российской Федерации или ещё где-то. А мы их проводили в этом году более 120 этих мероприятий. Видите, в чём разница.

ВОПРОС: Организаторам некоммерческого показа в любом случае надо оплатить производство копии, верно? А если коммерческая организация устраивает показ – из чего формируется стоимость?

Николай БОРОДАЧЁВ: За копию – потому что это материальная ценность. Даже цифровой носитель, DVD-диск мы не можем бесплатно отдавать – есть налоговое законодательство. То есть мы калькулируем стоимость диска, стоимость наших затрат. А за авторское право – это мы уже определяем. Если коммерческий показ – мы берём за авторское право, если же это в целях обучения – то не берём, мы разрешаем этот показ. Вот так строится работа. Нет никаких проблем. Огромная киноколлекция – в свободном доступе.


ЧАСТЬ 4. АРХИВНЫЕ ФОНДЫ
Как пополняется архив Госфильмофонда России и сколько процентов архива ещё остаются не изученными

Дарья БУРЛАКОВА: Николай Михайлович, поговорим о комплектации архивных фондов. Расскажите, как на данный момент идёт поиск материалов для архива, каким образом происходит его комплектация.

Николай БОРОДАЧЁВ: Когда люди находят или мы находим – тогда уже что нашли, то нашли. Бывает одну половину фильма мы находим, а вторую половину приходится искать по всему миру. В мире очень много киноархивов, и Госфильмофонд является членом ФИАП, мы все взаимосвязаны между собой, и мы обращаемся друг к другу «нет ли такого-то фильма у вас», всё это рассматривается абсолютно безотказно. Вторую половину очень многих фильмов мы находили в совершенно другом государстве. И у нас, и в Европе ходит, например, такая пословица «если у вас утеряна надежда найти какой-либо фильм, обращайтесь в Госфильмофонд Российской Федерации – там обязательно сохранено».

ВОПРОС: А что касается сдачи фильмов современных режиссёров в Госфильмофонд?

Николай БОРОДАЧЁВ: Есть перечень документов, которые они должны представлять. И по этому перечню мы принимаем от них материалы, потом даём справку, что они сдали всё, что положено. И на основании этой справки они получают прокатное удостоверение. Это речь идёт о новых кинофильмах.

ВОПРОС: Если говорить о частных архивах. Часто ли обращаются к вам для того, чтобы передать частные архивы? Все ли материалы принимает Госфильмофонд, или же существуют какие-то критерии отбора, оценки их исторического значения?

Николай БОРОДАЧЁВ: Чем и отличается Госфильмофонд России – у нас нет селекции. Единственное – если у нас есть это в фонде, это не представляет никакого интереса. Если же в фонде нет кинофильма, то любой кинофильм представляет для нас интерес, и мы обязательно стараемся получить кинофильмы, то ли купить, то ли они дарят. Разные формы применяются. В основном люди просто для того, чтобы сохранить материал, сдают его нам. Это целая процедура.

ВОПРОС: Не могу не спросить про Центральную студию документальных фильмов, которая была расформирована в 2012 году. В режиссёрской среде ходили слухи, что материалы этой студии выбрасывались чуть ли не на помойку. Так ли это?

Николай БОРОДАЧЁВ: Ну вы знаете, я не могу сказать, что там происходило. Но когда передали нам это всё, мы, во-первых, большую часть заранее приобрели у них. И всё, что у них было, мы, конечно, всё взяли. Такого факта, что к нам кто-то обратился и мы отказали, такого быть просто не может быть. С момента передачи авторских прав всё, что там было, мы приобрели

ВОПРОС: В марте 2016 года закончился фестиваль «Белые Столбы», где состоялась премьера кинохроники с Сергеем Эйзенштейном, которая более полувека была неизвестна зрителю. Много ли в Госфильмофонде таких материалов?

Николай БОРОДАЧЁВ: Много. Очень много. Вы назвали сейчас наш кинофестиваль. То, что на нём показывается больше нигде нельзя увидеть, – это то, что находится в Госфильмофонде Российской Федерации. И конечно, каждый год у нас есть архивные находки, ведётся постоянная работа поиску и каталогизированию.

Могу вам сказать, что весь фонд, трофейные кинофильмы, каталогизирован где-то на 40%. Работы очень много ещё впереди.

ВОПРОС: То есть 60% фонда не описаны, и неизвестно что там находится?

Николай БОРОДАЧЁВ: Да, что там найдём и какие фильмы ещё найдём… Очень плохо, что Госфильмофонд Российской Федерации был образован только в 1937 году. И 70% немых фильмов, которые производились в России, которые производились с 1898 года, потеряны. Это большая беда. А с образованием Госфильмофонда России в 1937 году ни один кадр не был утерян. Всё, что производилось, всё сохраняется и сохранено.

ВОПРОС: А есть ли представление, когда будут полностью описаны материалы, хранящиеся в Госфильмофонде?

Николай БОРОДАЧЁВ: Я думаю, что лет через 20 будет, наверное, полностью. Это понятие опять же относительное. Мы работаем со всеми киноархивами мира, и обязательно там находятся русские фильмы, советские… Но больше всего русских фильмов, потому что советские фильмы в основном все здесь. А вот российского кино, со дня его образования, очень много утеряно, и мы постоянно находим в том или ином государстве какие-то фильмы, которых нет у нас.


ЧАСТЬ 5. ДОСТОВЕРНОСТЬ VS ФАЛЬСИФИКАЦИЯ
О проблеме фальсификации истории и способах её выявления

Дарья БУРЛАКОВА: Николай Михайлович, хотела бы вернуться к проблеме фальсификации, о которой Вы упомянули в начале. Дело в том, что у нашего информагентства есть направление – Всеобщий монореестр достоверности кинофотовидеодокументов. Насколько, с Вашей точки зрения, проблема фальсификаций сейчас актуальна, когда это происходит умышленно либо ошибки в визуальных документах допускаются по незнанию и т.д.?

Николай БОРОДАЧЁВ: Это скорее вопрос к зарубежным странам, которые пытаются фальсифицировать или изменить ход истории. Что касается нас – здесь всё базируется на документальном кино. Вот именно съёмки, которые производились на фронте, в других государствах – это всё документально доказано. В чём и преимущество наше, что когда мы показываем хроникально-документальные фильмы за рубежом, то всё становится ясно. Что это не фальсификация, что это снималось оператором, что это, действительно, старый кинофильм, что это подтверждается документально, что здесь нет монтажа. То есть это чистый документ, и вот это очень важно сейчас. Буквально вот 21 марта закончился фестиваль российского кино в городе Марселе, где мы показали фильм «Обыкновенный фашизм».

Фильм «Обыкновенный фашизм» сделан на 95% из материалов Госфильмофонда.

Тут чётко всё видно, что это хроникально-документальные фильмы, что это снято фронтовыми кинооператорами. Ну комментарии излишни. Фильм очень тепло приняли, сейчас мы планируем показывать его по всем государствами мира, потому что это доказательный фильм, кто есть кто и кто выиграл войну.

ВОПРОС: Известны уже выявленные историками и учёными кадры, когда события, которые снимались в советское время, на самом деле снимались до или после исторического момента. Либо когда кадры выдаются, например, за кадры ГУЛАГа, где, очевидно, не снимали. Сталкивались ли Вы как архивист с такими явлениями?

Николай БОРОДАЧЁВ: Вы знаете, здесь речь идёт, скорее всего, о монтаже. Смонтировать можно любой кадр, либо фрагмент по-разному. И преподнести можно по-разному. Но сам кадр снят он в то время или после – это легко определяется технически. Поэтому то, что у нас хранится, это те документальные фильмы, которые показывают то, что объективно было. Ведь 85% киножурнала «Ди Дейче Вохеншау», который Гитлер смотрел у себя там в подземелье, находятся в Госфильмофонде Российской Федерации, и мы показываем снятое не нашими операторами, которых можно обвинить или преподнести их как-то по-другому, а снятое немецкими операторами или французскими операторами. Здесь комментарии излишни, правильно? Это они снимали, и они преподносили так. Поэтому такое явление есть, конечно, но это скорей всего касается монтажа.

ВОПРОС: Известный пример съёмок парада 1941 года, когда кинооператоры не успели заснять речь Сталина, и тогда постановочные съёмки проводили в зале. Снятые кадры долгие годы выдавались за документальные. Вы сказали о технических средствах определения постановки. Как это можно определить?

Николай БОРОДАЧЁВ: Это возможно. Это делают специалисты. Но я знаю два вопроса, которые постоянно дискуссируются: это вот этот парад, и водружение знамени на Рейхстаг. Много по этому вопросу дискуссий, ну и действительно это спорные вопросы. Тут я не могу быть судьёй, каждый преподносит по-своему, со своей точки зрения. Но полностью сказать, что именно так это было сфальсифицировано или повторно снято, сложно.

ВОПРОС: А что нужно, чтобы определить подлинник перед нами или нет? Есть ли такие технические параметры?

Николай БОРОДАЧЁВ: Определяется то, что фильм был снят в это время, но нельзя определить, это сегодня было снято или вчера, это конечно, сложно. Это практически невозможно определить. Но что это снято в этом месяце или в этом году – это определяется.


ЧАСТЬ 6. ЧТО ДЛЯ ВАС ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО?

Дарья БУРЛАКОВА: В завершение интервью задам традиционный вопрос, который мы задаёт всем нашим спикерам. Что для Вас документальное кино?

Николай БОРОДАЧЁВ: Это очень важный сектор кино вообще. И очень жаль, что в последнее время, к сожалению, на это не обращают внимание. И вот даже хроники (ежедневные хроники, как раньше они снимались) нет. Вот даже образование Конституции Российской Федерации, когда был юбилей – все кидаются искать, а материала нет. Материала нет! Поэтому документальное кино – это очень важный сектор в системе кино. Конечно, нужно опять всё восстановить. И обратить особое внимание на документальное кино. Это наша жизнь, это наша история и это наше наследие будет.

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor

© ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. Photo by Alik Sandor


СПРАВКА

Госфильмофонд России начал возводиться по Приказу советского правительства и был построен как Всесоюзное фильмохранилище под Москвой в 1936-1937-х годах.

В 1948 году Указом Совета Министров Всесоюзное фильмохранилище было преобразовано в Госфильмофонд СССР.

С 1957 года Госфильмофонд является членом Международной Федерации киноархивов (ФИАФ). В результате активного международного сотрудничества с коллегами по ФИАФ и межархивного обмена коллекция Госфильмофонда пополнилась тысячами киноматериалов. В 1991 году Госфильмофонд СССР был переименован в Госфильмофонд России, а через два года указом президента Российской Федерации синематека введена в свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.

В 2011 году в Госфильмофонде была создана собственная киностудия. За эти 6 лет выпущено 11 кинофильмов: «Пионеры российского кинематографа» (2011), «Татары. Золотая Орда» (2011) и «Госфильмофонд» (2010), «Сын Мордовии», «Фактор успеха» (2014), «Дмитриев» (2014), «Ардзинба. Драма победителя» (2016), «Мордовия сквозь тысячелетие», «Зодчий» (2016), «Донбасс. Саур-могила. Неоконченная битва» (2016) и анимационный фильм «Курко» (2017). Ещё два фильма сейчас находятся в стадии завершения. Это фильм «Ингуши» из цикла «Народы России» и философская притча «Приношение жертвы».

_______

Текст: Daria Burlakova
Фото- и видеоматериалы: Alik Sandor
Расшифровка: Evgenia Chernyshova

Редакция благодарит за содействие в подготовке материала сотрудников Госфильмофонда России Олега Бочкова, Марину Мнацаканову, Светлану Лебедеву.



Похожие новости

Показ документального фильма «Дэвид Боуи – пять лет»

Россия, Москва. 12 января, 2016 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. 12 января 2016 года состоится показ документального фильма режиссёра Френсиса Уэйтли

ХРОНИКА НАЧАЛА СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO С ГЕНПРОКУРАТУРОЙ РФ

Россия, Москва. 28 января, 2016 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. В декабре 2015 года начался судебный процесс по иску ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO

Юлия Киселёва: «Любой фильм – это война с кем-нибудь»

Россия, Москва. 18 января, 2017 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO. В конце февраля 2017 года состоится премьера нового документального фильма Юлии

No comments

Write a comment
No Comments Yet! You can be first to comment this post!

Write a Comment

Your e-mail address will not be published.
Required fields are marked*