“Мы хотим, чтобы больше людей говорили на языке документального кино“. Виктор Илюхин – о создании бесплатного курса по документалистике для журналистов

“Мы хотим, чтобы больше людей говорили на языке документального кино“. Виктор Илюхин – о создании бесплатного курса по документалистике для журналистов

Россия. 30 августа, 2021 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO

Группа режиссёров документального кино объявила о приёме заявок на бесплатный авторский курс RUSSIA UN/FILMED. На курс приглашаются журналисты, которые хотят научиться рассказывать истории в новом для себя формате документальных фильмов.

Соавторы курса известные кинодокументалисты – Аскольд Куров, Виктор Илюхин, Игорь Мякотин, Ксения Гапченко, Ренато Боррайо Серрано, Даша Сидорова – проведут обучение бесплатно, на добровольных началах.

Как возникла идея курса, почему режиссёры считают важным обучать кинодокументалистике журналистов, по каким критериям будут отбираться ученики – читайте в интервью главного редактора ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO Дарьи Бурлаковой с идеологом и соавтором курса, кинодокументалистом Виктором Илюхиным.


Кто именно является организатором курса RUSSIA UN/FILMED, как и когда впервые возникла идея его создания?

Инициаторами являются преподаватели курса – это группа друзей, кинодокументалистов: Ренато Боррайо Серрано, Даша Сидорова, Аскольд Куров, Игорь Мякотин, Ксения Гапченко и я. Некоторые из нас работали или учились раньше вместе.

Идея создания курса пришла мне во время локдауна в Нью-Йорке, где я живу и работаю уже 10 лет. Летом 2020 года, когда съёмок не было и все сидели взаперти, мне предложили преподавать документалистику в организации Reel Works, которая создаёт классные курсы по художественному и документальному кино, мастер-классы и стажировки для талантливых старшеклассников из разных районов Нью-Йорка – в основном из экономически неблагополучных районов.

Я вёл лабораторию документального кино – там родились просто невероятные по силе короткометражки. Многие наши ученики никогда раньше не держали в руках камеру и не умели монтировать, но они уже о многом могли рассказать. Мы просто дали им инструменты и поддерживали. Менторская искренняя поддержка очень важна, особенно, когда создаёшь с нуля откровенное и честное кино. В итоге ребята освоили форму и стали её чувствовать, у них получились наблюдательные, экспериментальные фильмы и даже мокьюментари. Фильмы были о разводе родителей, о небинарной гендерной идентичности, о буллинге в школе, о переезде в другую страну, о себе, о своём мире.

Я обсудил этот опыт со своими друзьями-кинодокуметалистами. Оказалось, что все они тоже преподавали раньше, и у всех курсы получались в чём-то терапевтическими – раскрывающими личности учеников и их возможности.

Мы пришли к выводу, что, конечно, такие занятия нужны не только подросткам, но и взрослым. Тогда мы стали собирать новый курс для запуска в России. А так как журналисты и сотрудники СМИ в России сейчас как никогда нуждаются в новых навыках и платформах, в новых выразительных средствах для того, чтобы говорить о важном, то они и стали той целевой группой взрослых, на которую мы ориентируемся.

Мы поняли также, что Zoom нам помощник, а не враг – благодаря этой платформе преподаватели, живущие в России и в США, смогут работать вместе. 

Преподаватели курса – известные документалисты, лауреаты таких фестивалей как BAFTA и Berlinale, IDFA и SUNDANCE, номинанты на EMMY. Авторский курс – некоммерческий проект. К волонтёрским проектам у меня всегда возникает вопрос – зачем это нужно самим организаторам. Для чего это вам, какую задачу вы решаете, запуская такой проект? В чём мотивация преподавателей вкладывать свои время и энергию в обучение?

По-моему, мотивация – это всё-таки личное дело каждого участника. Все эти режиссёры мои друзья и бывшие коллеги. Возможно, проект когда-нибудь и станет коммерческим, но пока это только первый набор, так что будем его тестировать.

Мы хотим заниматься тем, что мы любим и делиться этим, создавать коммьюнити людей, увлечённых документалистикой, как и мы, и искренне хотим, чтобы больше и больше людей говорили на языке документального кино и через него рассказывали свои или чужие уникальные истории.

От кинодокументалистов нередко можно услышать, что документальное кино должны снимать профессионалы, а не дилетанты, что режиссёром не может быть человек без профильного образования. Как Вы относитесь к этому вопросу – нужно ли получать высшее образование, чтобы снимать документальное кино?

Ну, во-первых, почему должны или не должны? Каждый может снимать документальное кино, далеко не у каждого получится. Когда имеешь дело с историей, которая происходит сейчас и развивается во времени, когда ищешь подходы к реальным живым людям, своим героям, понимаешь, что это тонкая материя и справиться самому с ней бывает очень сложно. В любом случае хорошо обращаться к чужому опыту, слушать и слышать советы, немного понимать в драматургии, понимать, за чем стоит идти, к чему прислушиваться. Это приходит с опытом, и для меня тоже слушать подкасты и панели с участием других документалистов в этом смысле всегда очень ценно, всегда открываешь для себя что-то новое, полезное или просто созвучное, что тоже важно.

Сейчас помимо классическихформатов обучения режиссуре документального кино (ВГИК, специализированные школы и пр.) развиваются альтернативные – режиссёры-документалисты создают свои образовательные курсы. Это и Школа Марины Разбежкиной, и онлайн-мастерсткие, например, I-movie Елены Демидовой. Изучали ли вы эту среду перед запуском программы? Чем ваш курс RUSSIA UN/FILMED отличается от существующих форматов? Ставили ли вообще перед собой такую задачу – создать программу, аналогов которой ещё не существует?

У нас короткий 3-месячный курс, не такой масштабный, как полноценная киношкола. Но четверо из наших преподавателей заканчивали Школу Марины Разбежкиной и двое, включая меня, учились в Америке в School of Visual Arts и New School.  Я закончил двухгодичный мастерс в SVA по специальности режиссёр документального кино в 2014 году. Позже, в 2016-ом, я побывал на мастер-классах Марины Александровны в Нью-Йорке. Это было невероятно интересно и отличалось от того, о чём говорили у нас в школе. У нас упор всегда был на подробную проработку концепции фильма заранее. Хоть я и не знаю в подробностях, как строится курс Марины Александровны, но, на мой взгляд, её подход к обучению – один из самых продуманных именно с точки зрения вхождения в историю и растворения в ней, в героях. А позже идёт поиск сердцебиения фильма как бы и придания ему формы на монтаже. И это несомненно будет влиять на наше преподавание.

Мы ставим себе задачу рассказать о разных подходах в развитии темы и о разных документальных жанрах, чтобы показать всю палитру.

При этом можно будет делать кино о своей жизни, как в мастерской Елены Демидовой, но это не обязательное условие, можно будет найти героев и снимать на любые темы.

Также особое внимание, – и этого ещё не было в подобных курсах, – у нас будет уделяться тому, чтобы с самого начала ориентировать студентов на дистрибуцию фильма. Конечно, творчески раскрыться необходимо, но также нужно знать, что документальная индустрия в мире довольно жесткая, очень конкурентная и за зрителя, как и за финансирование, нужно бороться, уметь позиционировать и себя, и проект ещё на стадии его развития. Делиться этим своим опытом, полученным в США, в Европе и в России мы и будем. Эти знания систематизированы и выверены в наших курсах.

В заявке на Google-диске указано, что программа создана по формату американской киношколы. Что имеется в виду?

Это значит как раз бизнес-подход. Упор делается на документальное кино в том числе как на бизнес. Те из нас, кто учился в Америке, да и другие ребята с опытом работы и преподавания в США , привносят этот подход в курс.

Как Вы оцениваете запрос на обучение режиссуре документального кино?

Мы видим большую потребность у людей учиться именно документалистике. Интерес к ней, как к форме творческого исследования окружающего мира, способу самовыражения – очень высок.

По нашим наблюдениям, документальное кино смотрит всё больше людей, всё больше людей понимают и силу его воздействия и его возможности в выявлении нового, показе важных тем глубже, эмоциональнее и под другим углом, с неожиданной точки зрения, иногда даже изнутри истории – такой эффект присутствия.

Сколько заявок на данный момент поступило?

Очень много – больше 400. А мест на курсе 45. Так что будем  проводить второй тур, просить людей выполнить творческое задание, а также написать нам о конкретных историях, которые они хотели бы снимать. Также мы планируем второй набор январе 2022 года и всех, кто подал сейчас, но не попал мы рассмотрим снова в январе, подавать заявку заново не нужно будет.

Много заявок поступило от профессионалов в работе с текстами, подкастами, перформансами, анимацией. Все они подчеркивают, как им важно было бы опробовать документальное кино, как новый творческий метод, который эклектичен, многое в себя включает и помогает развиваться в других сферах.

Какими критериями будут руководствоваться организаторы курса при отборе учеников?

У нас будет три группы по 15 человек. В каждой группе – по два преподавателя. Сейчас мы отбираем прежде всего людей, связанных с журналистикой, имеющих свое оборудование (камеру или хороший телефон для съёмки), мощный компьютер и монтажную программу Adobe Premier Pro, помимо этого мы отдаём предпочтение людям из регионов России. Около 20% мы решили принять из ближнего и дальнего зарубежья. Сейчас уже видно по тому, что люди пишут в заявке, кто из них реально мотивирован. Те, кто подробно объясняет, почему хочет попасть на программу, почему их интересует именно документальное кино, о чём они хотят рассказать в своём кино, – сразу попадают в наш топ.

Чего Вы и другие организаторы, преподаватели курса ожидаете от его выпускников?

Мы ожидаем, что будут созданы фильмы, которые попадут на крупные международные фестивали. Даже не сомневаемся в этом. Так как люди идут к нам за следующим рывком, за вдохновением, но уже сами на многое способны.

Каково это вообще быть режиссёром документального кино? Возможно ли снимать только авторское документальное кино и при этом зарабатывать на жизнь?

Мне сложно сказать, каково это в России, так как я живу в Америке, и смотрю со стороны. Наблюдаю за тем, как живут и работают в России мои друзья. Думаю, что это возможно, хотя и очень непросто. Но и здесь, в США, надо заниматься множеством других проектов, чтобы выжить. У меня есть коммерческие клиенты, хотя навыки съёмки документальных фильмов очень пригождаются. Конечно, успешные режиссёры, продающие кино на HBO или Netflix, могут хорошо заработать, но не могут расслабиться в полной мере, так как большее количество этих денег, скорее всего, будет нужно для съёмки новых фильмов.

– Виктор, в завершении задам традиционный вопрос от REALISTFILM.INFO, который мы задаём всем нашим спикерам – «Что для Вас документальное кино?» Дайте определение этому явлению.

Хочу процитировать манифест своей подруги–документалиста и соавтора Ольги Львовой, который я немного изменил. “Документальное кино – искусство. Никакая манера съёмки, никакой подход не могут быть объективными. Документальное кино всегда субъективно. Субъективность начинается с выбора темы, героя, точки съемки – и заканчивается монтажом. Стремление к выразительности художественного образа важно не менее, чем стремление к правде. Создание художественного образа развивает киноязык. Лиризм – острое ощущение пограничности света и грусти. Это выражение души. Делать кино без души не нужно.”


Заявки на практический курс для журналистов и сотрудников СМИ RUSSIA UN/FILMED принимаются до 7 сентября, 23:00 (по мск)
Занятия будут проходить два раза в неделю по Zoom. Одно занятие длится 2 часа.

Обучение продлится с 20 сентября по 20 декабря 2021 года.

Подробности и форма анкеты, которую необходимо отправить, доступны по этой ссылке на Google-диске.


Фото: автор снимка Марина Разбежкина / из личного архива Виктора Илюхина


Если Вы нашли опечатку или считаете, что в тексте допущена фактическая ошибка, – пожалуйста, сообщите об этом в редакцию: mail@realistfilm.info.


Будьте с нами в социальных сетях:
ФейсбукВконтактеTwitter и официальный Youtube-канал.

А также Telegram-канал t.me/REALISTFILM_INFO.


Распространение и использование материалов приветствуются.

Правила цитирования и использования материалов ИНФОРМАЦИОННОГО АГЕНТСТВА REALISTFILM.INFO – в разделе РЕДАКЦИЯ.



Похожие новости

«Влюблённые в искусство»: от идеи до реализации

В преддверии московской презентации проекта «Влюблённые в искусство» ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO представляет интервью с его командой

Участник фестиваля #ПитчингиФест Никита Чернышев: “Документальное кино – это эстетика момента“

Россия, Москва. 7 августа, 2021 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO Никита Чернышев – начинающий кинодокументалист. Он стал участником 1-го фестиваля молодых

Юлия Киселёва: «Любой фильм – это война с кем-нибудь»

Россия, Москва. 18 января, 2017 – ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REALISTFILM.INFO.